Новая старая сказка

Автор: 21 января 2011 2632

Книга, сопровождающая фильм Андрея Кончаловского «Щелкунчик и крысиный король», была нарисована в Обнинске. Даже если вы еще не видели этот сказочный блокбастер, то, наверняка, знаете, что Андрей Кончаловский готовился к его выходу 40 лет и что бюджет фильма — 90 миллионов долларов. Очень дорогой и амбициозный проект. Никогда еще российский режиссер не тратил столько денег на кино. И зная это, все равно удивляешься, когда держишь в руках книгу, сделанную в дополнение к фильму. Она красивая, тяжелая и качественная, как художественный альбом. Ее проиллюстрировал художник Александр Уткин, живущий в Обнинске.

Книга, сопровождающая фильм Андрея Кончаловского «Щелкунчик и крысиный король», была нарисована в Обнинске.

Даже если вы еще не видели этот сказочный блокбастер, то, наверняка, знаете, что Андрей Кончаловский готовился к его выходу 40 лет и что бюджет фильма — 90 миллионов долларов. Очень дорогой и амбициозный проект. Никогда еще российский режиссер не тратил столько денег на кино. И зная это, все равно удивляешься, когда держишь в руках книгу, сделанную в дополнение к фильму. Она красивая, тяжелая и качественная, как художественный альбом. Ее проиллюстрировал художник Александр Уткин, живущий в Обнинске.

Корр. Я никогда не видела, чтобы книга по фильму была такой самодостаточной…

Уткин. Ну да. Я тоже впервые с этим столкнулся. Как правило, зарубежные компании, типа Disney или Dreamworks, ко всем мультфильмам (и детским фильмам) выпускают небольшого объема издания, которые основаны на готовых кадрах. Получаются скорее альбомы, чем книги. А сделать полноценную книгу классического вида с большим объемом заново нарисованных иллюстраций… Ничего подобного я раньше не встречал.

Корр. Роскошь?

Уткин. Я расцениваю так: захотели, имеем возможность, почему бы нет? Скорее всего, никакого коммерческого смысла в издании этой книги нет. Тираж — всего 2 000 экземпляров. Чистая эстетика.

Корр. Приятно получить такой заказ?

Уткин. Я знаю, что некоторые иллюстраторы до меня отказались — не захотели срисовывать чужих, не ими выдуманных персонажей. Меня же это совсем не смущает. Сомнения были другого плана. У меня не очень хорошие ассоциации со словом «Щелкунчик». Все «щелкунчики», которых видел за свою жизнь, повергают в уныние: и в книгах, и в мультиках, и в балетах. К тому же, не очень люблю русское кино. А тут российский режиссер снимает про Щелкунчика… «Что может быть хорошего?» — такой оказалась первая мысль. Но потом я посмотрел в Интернете кадры из фильма, и мне очень понравилось.

Корр. Даже Щелкунчик?

Уткин. Щелкунчик в фильме Кончаловского — просто мечта. И постмодернистский подход к классике, где все повернуто новой стороной, мне самому близок. Может быть, одеть крыс в фашистские костюмы не так уж сложно, но этого еще никто не делал. Я поддерживаю фильм. Уж если и снимать Щелкунчика сегодня, то как-то так. Либо никак.

Корр. На ваш взгляд, блокбастер «Щелкунчик и крысиный король» — искусство?

Уткин. Да, безусловно. И, вообще, я не хочу вкладывать в слово «блокбастер» отрицательный смысл. Разные блокбастеры бывают. Люблю вещи, которые сами по себе хороши и имеют коммерческий успех. Мне, например, Алиса Тима Бертона очень понравилась. Все и так знают хрестоматийный вариант. Ездили-переездили… А Бертон рассказал про второе пришествие Алисы. Прекрасно!

Корр. Не уверена, что 10-12-летние дети читали Кэрролла или Гофмана. Вполне возможно, фильм Кончаловского и книга с вашими иллюстрациями станут для них первым знакомством с Щелкунчиком.

Уткин. А если не фильм, этого знакомства может и вовсе не произойти. Потому что есть еще Покемоны, Супермен, Бэтмен. Или, например, прекрасный Гарри Поттер.

Корр. То есть «Анна Каренина» в комиксах — наше будущее?

Уткин. В комиксах нет ничего плохого, если они хорошие. И, кстати, комиксы — не такой простой язык, как принято считать. Можно и Библию на этот язык перевести.

Корр. Мне кажется, многие иллюстрации в вашей книге имеют «двойное дно», которое доступно только взрослым. Крыса в образе Джона Леннона, например. Так можно ли считать книгу детской?

Уткин. Она и для взрослых, и для детей. Так называемое, «двойное дно» дети просто не увидят, но от этого им не станет хуже. И вообще, ребенок вовсе не низшее существо. Не надо думать, что он чего-то не поймет. Он видит цветовые пятна, персонажей, пластику.

Корр. В чем для вас ценность этой работы?

Уткин. Во-первых, мне было приятно рисовать. Во-вторых, я в какой-то степени молодой художник, и моему имиджу не повредит участие в большом проекте. И, в-третьих, в отличие от рекламных брошюр, плакатов и журналов, книга имеет хоть какой-то шанс остаться после тебя.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены