Три песни

Автор: 07 июля 2015 984
Безымянная высота: сюда едут отовсюду Безымянная высота: сюда едут отовсюду

Какие песни можно назвать музыкальными символами Калужской области

Есть приметы, по которым мы сразу определяем, свой человек или чужой. Только воспитанному на советской киноклассике человеку понятен глубинный смысл фраз «А вас, Штирлиц, я попрошу остаться» или «Танцуют все!». Это называется культурным кодом. Он помогает понять, из одной ли мы «песочницы».

На региональном уровне тоже есть сигнальные знаки «Я свой!» — особенности говора, какие-то местные словечки, знаменитый петербургский «поребрик», к примеру. А вот с музыкальными региональными символами повезло не всем. Много ли мы знаем песен, допустим, про Липецк или Воронеж? Они, несомненно, есть. О Воронеже песню написала не кто-нибудь, а Пахмутова, но за пределы города она не вырвалась, ее не запели на всю страну, как «Где же моя ясноглазая, где?/В Вологде-где-где» или «Вышел в степь донецкую парень молодой». Можно еще вспомнить «Мой белый город, ты цветок из камня» — город в тексте не назван, что и хорошо. Под определение попадет хоть Тверь, хоть Тамбов. Последнему тоже повезло. О мальчике, который туда едет, в середине 90-х извещал каждый киоск, торгующий кассетами.

А что же наш регион-40? Песен самых разных жанров о Калуге, Обнинске — полно. Тут вам и бардовская лирика, и советский агитпроп, а еще очень много современного рэпа. Но все это — «продукт внутреннего использования», широко в народ ушли только три песни, написанные давно, еще в 60-е годы. Три — немало. Какой еще провинциальный регион России может похвастаться таким большим числом?

«Городок»

Целый день стирает прачка, / Муж пошел за водкой, / На крыльце сидит собачка / С маленькой бородкой/ … А кому сегодня плакать /В городе Тарусе?/ Есть кому сегодня плакать –/ Девочке Марусе/… Опротивели Марусе / Петухи да гуси./ Сколько ходит их в Тарусе,/ Господи Иисусе!

Эти стихи («Городок») Николай Заболоцкий написал за год до смерти, в 1957 году. Многие думали, что они о детстве Марины Цветаевой, прошедшем в Тарусе. Но нет. Это просто зарисовка с натуры. Прачка, ее муж­пьяница, их дочь Маруся — тарусские соседи Заболоцкого, тоже вполне реальные люди.

Стихотворение тронуло мно­
гие души отражением провинциальной безысходности и детской мечтой вырваться из мира, где одни «петухи да гуси». В 1965 году известный в те годы бард Владимир Красновский сочинил музыку на стихи Заболоцкого и был первым исполнителем песни. Мелодия оказалась удачной, запоминающейся. Песня «пошла» — буквально из уст в уста, от одного любителя петь под гитару к другому, ведь тогда подобные вещи в нашей стране в студии не записывались, на пластинках не издавались, потому что, в принципе, «Городок» — антисоветская крамола.

Песня благополучно дожила до перестройки, и тогда ее записал дуэт Татьяны и Сергея Никитиных, в 90­е годы «Городок» вместе и по отдельности исполняли Андрей Макаревич и Борис Гребенщиков. А незнаменитых исполнителей — сотни. Существуют и другие варианты музыки на эти стихи, но первоисточник из них — самый популярный.

Кстати, о Марусе. Вырваться из Тарусы ей было не суждено. Да и вообще судьба оказалась тяжелой — в пьяной ссоре зарезала своего сожителя, отбыла срок…

А в Тарусе с тех пор, по сути, мало что поменялось. Да, конечно, центр городка стал прекрасен. Там замечательный сквер над Окой, тротуары в плитке, неординарные памятники Цветаевой и Паустовскому, музеи. Но отойдешь от центра — все те же петухи да гуси. И улицы незаасфальтированные, грунтовые. Время там не движется.

«На безымянной высоте»

«Дымилась роща под горою,/ И вместе с ней горел закат./ Нас оставалось только трое/ Из восемнадцати ребят./ Как много их, друзей хороших,/ Лежать осталось в темноте,/ У незнакомого поселка,/ На безымянной высоте…

В стихах Михаила Матусовского нет никакого указания на то, где находится та самая Безымянная высота. Но он сам рассказал об этом «за кадром». Она недалеко от деревни Рубеженка Куйбышевского района, в юго­западном углу Калужской области.

Там в ночь с 13 на 14 сентября 1943 года произошел бой, о котором спустя 20 лет Матусовский написал стихи. Во время войны поэт служил в газете 2­го Белорусского фронта. Через несколько дней был на месте боя, и то, что он увидел, произвело на него сильнейшее впечатление. Там 18 солдат захватили безымянную высоту 224,1 м, но немцы отсекли их от своих, и всю ночь наши держали круговую оборону. Выжили только двое. В стихах написано, что трое, но это автору вполне можно простить.

…В начале 60­х режиссер Владимир Басов пригласил Михаила Матусовского для работы над фильмом «Тишина» — написать текст для главной песни фильма. «Нужно было написать песню, не поражающую масштабностью и размахом событий, — вспоминал поэт. — И тогда я вспомнил тот бой. В истории войны он только маленький эпизод, но как велико его значение!» Стихи были написаны, но у композитора Вениамина Баснера никак не получалась мелодия. Режиссер забраковал три предложенных варианта. «Сердитый, ехал я домой в Ленинград, — вспоминал композитор. — И вдруг по дороге, в вагоне дневного поезда, почувствовал совершенно новую мелодию. Записать ее было нечем, не на чем, поэтому всю дорогу пел про себя, чтобы не забыть».

Фильм вышел на экраны в 1964 году, песню исполнял Лев Барашков, известный тогда певец, калужанин, кстати, родом. Фильм «Тишина» мало кто помнит, а песню — знают. Потом ее пели Эдуард Хиль, Юрий Гуляев, Иосиф Кобзон и еще множество баритонов второго плана. А в новейшее время — лучший оперный голос страны Дмитрий Хворостовский.

Таких безымянных, политых кровью высот в России тысячи. Песня Баснера и Матусовского — музыкальный памятник всем солдатам Великой Отечественной. Но мы помним, что в ее основе — реальные события, произошедшие на Калужской земле.

«Здравствуй, милая Калуга»

«Над рекою, над Окою/ Тают белые дымки./ Окликают нас с тобою /Пароходные гудки./ Мы влюбленно глядим друг на друга/ В позолоте рассветных лучей:/ Здравствуй, милая Калуга,/ Город юности моей…

Музыку к стихам Михаила Пляцковского написал калужский уроженец Серафим Туликов, чье имя сейчас носит областное музыкальное училище. Туликов был в свое время знаменитым и обласканным властью композитором. На его счету сотни конъюнктурных произведений — о Ленине, партии, борьбе за мир. Есть даже «Песня о баллистической ракете». Но шелуха со временем слетела, а шедевры остались. И песня о родном городе — безусловный шедевр. Проверено временем.

Кто ее только не исполнял. Самый же популярный вариант представила эстрадная «звезда» 70­х — Валентина Толкунова.

Уполномоченный по правам человека в Калужской области Юрий Зельников, написавший несколько краеведческих книг, незадолго до смерти Туликова встретился с ним и расспросил об истории создания знаменитой песни. Это был заказ обкома партии. «По заказу она могла и не получиться, но Бог смилостивился. И я угадал! — рассказывал Туликов. — Это ж надо суметь написать о Калуге и в точку. Сам­то можешь под настроение написать любую удачную песню. А ты попробуй по заказу удачно сделать. Черта с два!».

Премьера песни прозвучала в Калуге в 1965 году. Потом к Туликову подошел представитель обкома и на ухо шепнул: «Серафим Сергеевич, песня замечательная. Но в Калуге причала нет, и по Оке пароходы не ходят». Туликов это замечание вспоминал с улыбкой: «Теперь это не имеет никакого значения. Крылья­то песне дает музыка!»

До сих пор позывные калужского радио — мелодия песни «Здравствуй, милая Калуга!»

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены