В Обнинске есть немало примеров, когда дети наследуют родительскую профессию или хобби, в том числе в мире искусства

Автор: 22 августа 2017 870
Мать и дочь Мать и дочь

Бывают случаи, когда родители не хотят, чтобы дети пошли по их стопам. Заслуженный художник России Александр Шубин не очень доволен, что дети и внуки выбрали «художественную стезю»: «Путь художника труден и не усыпан розами». Хотя чувствуется, что на самом деле гордится творческими успехами своей семьи. Музыкант Владимир Сердечный тоже гордится достижениями сына-пианиста Андрея, преподающего в Китае, но почему-то не очень хочет, чтобы об этом узнали многие. А Заслуженная артистка России Лидия Музалева, наоборот, всегда радуется, когда пишут о ее дочери Ирине. В общем, в каждой творческой семье свои особенности. И таких «ячеек общества» в городе — десятки. Расскажем о некоторых из них.

Певица в четвертом поколении

9-летняя Лера Елесеева на сцене держится легко и свободно, никакого страха перед яркими софитами не испытывает — поет хорошо, людям нравится. И неудивительно. Она певица в четвертом поколении — причем по женской линии. Ее прабабушка Таисия Андреевна Музалева, работница птицефабрики в знаменитом сибирском селе Шушенском, пела в хоре в местном ДК и мечтала о том, чтобы дочка Лида обязательно стала артисткой. Она ею и стала, и не просто — а Заслуженной.

Между Шушенским и Обнинском — тысячи километров, но так уж сложилась судьба, что талант Лидии Музалевой расцвел именно здесь. Здесь родилась и наследница таланта, дочь Ирина. Семья творческая: мама — певица, папа, Павел Вольфсон, — художник. «Я рисовала в детстве, но как все, — рассказывает Ирина Музалева. — И папа мне однажды сказал: знаешь, из женщин редко получаются художницы, тебе лучше развивать свою музыкальность».

Иру отвели в музыкальную школу, когда ей было шесть лет. «Первые годы занятий для меня стали мучением, бывало, прогуливала уроки, — вспоминает она. — Но в 13 лет поняла, что это мое». В том же возрасте почувствовала себя певицей, впервые выступив дуэтом с мамой на конкурсе «Семья России». В качестве приза получили тогда телевизор. И хотя она закончила музыкальную школу по классу фортепиано, в Гнесинское училище ее зачислили сразу на 2-й курс как вокалистку. А потом пришли годы громкой славы и концертов по всей стране в составе группы «Иван Купала». Главные хиты «Здоровенько, Кострома» и «Ножки тонкие, худые» знала вся страна.

Откуда все, понятно. «Толчок в моем музыкальном развитии был от мамы, — говорит Ирина. — Когда она руководила хором в ДК «Строитель», часто брала с собой на работу».

Жизнь сложилась так, что Ирина Музалева десять лет не выходила на сцену. В 2015-м вернулась. Опять-таки, благодаря маме. Сначала выступали дуэтом, сейчас у Ирины есть и сольная программа. А когда Лера подрастет, возможно, будет и трио. Хотя Бог его знает — у девочки отличные способности к рисованию. А чьи гены окажутся сильнее, бабушкины или дедушкины, покажет время.

Семья ударников

Юрия Бочарова в Обнинске знают, как профессионального художника, автора сложных философских работ и иконописца. Однако в молодости его больше знали как барабанщика. Начал в школьном ансамбле и продолжал «стучать» лет до 25-ти в разных составах. «Сейчас бы меня назвали сессионным музыкантом», — вспоминает Юрий Павлович.

Его сын Павел, сейчас ему 34 года, художником, как папа, не стал, хотя неплохо разбирается в изобразительном искусстве, и в этом году специально поехал в Европу, чтобы посмотреть на подлинники любимых картин. Зато, как папа, стал ударником — он барабанщик обнинского джазового ансамбля Language Band.

«Это случайно получилось, папа здесь ни при чем, — говорит Павел. — Я окончил музыкальную школу по классу флейты, пришел в ансамбль, но для флейты написано мало джаза. Пришлось переквалифицироваться в барабанщика и вокалиста. Но отец сыграл огромную роль в моей жизни. Он привил мне вкус, много рассказывал о художниках, научил смотреть арт-хаусное кино».

— Кто лучше «стучит», вы или сын? — спрашиваю Юрия Павловича.

— Сейчас уже он, — отвечает художник и, как бы оправдываясь, говорит, — ударные установки стали много лучше, чем в наше время.

Дочь Бочарова, Маша, тоже освоила барабаны. И когда брат исполняет роль фронтмена, она лихо его поддерживает плотным ритмом.

Павел Бочаров — музыкант-любитель. Но к хобби относится серьезно. «Я этой осенью собираюсь взять несколько профессиональных уроков. Одних эмоций для игры уже недостаточно, надо совершенствовать технику», — объясняет он.

Домра и рояль

В 90-е годы имя пианиста Андрея Сердечного в Обнинске гремело — его концерты собирали полные залы Дома ученых и ДК ФЭИ. Молодой музыкант нравился публике удивительным сочетанием лиричности и мощной энергетики. Кто еще из местных пианистов имел такую популярность?

«Я обнаружил в нем дар сразу, — рассказывает отец музыканта, ведущий домрист оркестра народных инструментов ДК ФЭИ Владимир Сердечный. — Когда его принесли из роддома, я воскликнул: «У него руки пианиста!». А в пять лет он одной рукой брал целую октаву». Так что судьба Андрея была предопределена от рождения.

Правда, поначалу в музыкальную школу ходил безо всякого желания. «Приходилось за руку тащить, — вспоминает отец. — Он был шустрый, подвижный, на дворовом катке катался до изнеможения, я его оттуда домой на руках уносил. И за инструмент: хоть 15 минут, но играй! Память у него отличная, ноты запоминал легко. А к 11 годам, когда почувствовал, что у него получается, стал заниматься много и охотно. Так что все непросто было и неслучайно». Потом консерватория, выступления на конкурсах, концертная деятельность. А в середине нулевых музыкант «исчез».

Андрей Сердечный уже 9 лет работает в Китае. Он преподает в классе фортепиано в университете Линьи, 11-миллионного мегаполиса. «Он не стремился к педагогической деятельности, но так сложилась жизнь, что он стал талантливым наставником, его карьера развивается удачно, — продолжает отец. — Он тоскует по Родине, но что поделать, если его талант оказался невостребованным в России. А китайцы охотно впитывают в себя лучшие образцы мировой культуры».

Владимир Семенович вспоминает, как они с сыном играли на концертах дуэтом, у них была большая программа классики: «Домра и рояль — божественное сочетание! Очень жаль, что все это уже в прошлом».

Счастливое детство

«Мы сразу увидели ее склонность к рисованию, — рассказывает о дочери Анастасии Заслуженный художник России Александр Шубин. — Мы с женой уходили в магазин, оставляли ее, трехлетнюю, одну. А когда возвращались, Настя протягивала нам свои рисунки. Ее не заставляли, ей самой было интересно».

Дальше была художественная школа, но уже скоро стало ясно, что для развития недюжинного таланта нужно учиться в Москве. И 11-летнюю девочку определили в московскую школу-интернат при Суриковском институте. «Это стало испытанием для ребенка, но это было необходимо», — говорит Александр Александрович.

«Что вы, годы в школе-интернате оказались для меня самыми счастливыми! — не соглашается с отцовской оценкой Анастасия Галицына. — Когда родители забирали меня на выходные в Обнинск, я это воспринимала, как наказание». Нет, отношения в семье были хорошие, если не образцовые. Просто Настя с головой окунулась в новый для себя мир. Школа — рядом с Третьяковкой, и как большая перемена, так воспитанники интерната там. А живописные классы с высоченными потолками и огромными окнами с видом на Кремль?! А новые подруги, ставшие близкими людьми на всю жизнь? Нет, Насте жилось в интернате вовсе не плохо.

Сейчас она художник-профессионал, обладательница нескольких премий. Муж — тоже известный в стране художник. И внуки Шубина пошли по «художественной части». Старший, Иван — старшекурсник архитектурного института. А младший, 9-летний Савва, недавно стал участником пленэра на Морозовской даче, и его работа сейчас размещена на выставке в музее среди картин маститых мастеров.

Спрашиваю у Анастасии Галицыной, велика ли была роль отца в ее становлении? «Я с пяти лет ходила с ним в его мастерскую, — говорит она. — Рисовала там свое. По музеям с ним ездила. Он передал мне свою любовь к искусству и требовательное отношение к творчеству. С отцом мы — единое целое с детства и до сих пор».

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены