Арктический патруль «Тайфуна»

Автор: 06 марта 2018 1795
Научно-исследовательское судно выходит на вахту Научно-исследовательское судно выходит на вахту

Обнинские специалисты в содружестве с зарубежными коллегами контролируют уровни загрязнения в арктических морях

 

Из семи атомных подводных лодок, которые сейчас лежат на дне, три покоятся в арктических морях. К-278 «Комсомолец» — в Норвежском море, К-159 — в Баренцевом и К-27 — в Карском. Кроме того, у берегов арктических морей находятся захоронения радиоактивных материалов. За состоянием этих «критических точек» пристально следят специалисты НПО «Тайфун» вместе с иностранными коллегами. Радиационная чистота Арктики — это международная забота.

Радиационный контроль

«Все заинтересованы в том, чтобы ничего не случилось с радиационно-опасными захоронениями в арктических морях, — говорит директор Института проблем мониторинга НПО «Тайфун» Владимир Булгаков. — Поэтому под эгидой МАГАТЭ регулярно проводятся ежегодные экспедиции в Арктике, во время которых с различных глубин берутся пробы воды для определения в ней количества радионуклидов. Основной состав экспедиции — ученые России и Норвегии». Главный вывод — утечек радиации с затонувших подводных лодок и из мест захоронения радиоактивных материалов нет. Но там есть радионуклиды, живущие сотни и тысячи лет, поэтому лодки, скорее всего, рано или поздно поднимут, также очистят дно и от могильников радиационных отходов. Пока же этого не произошло, остается ситуацию контролировать. И в НПО «Тайфун» для этого немало сделано.

Например, в НПО «Тайфун» созданы инновационные пробоотборники морской воды. Концентрация радионуклидов в море столь мала, что для точного анализа нужны тонны воды, но не повезешь же столько в обнинскую лабораторию. Поэтому придумали, как прогонять большие объемы воды через фильтры прямо в море. А на фильтрах оседает вся интересующая ученых «грязь». Кстати, пробы делятся поровну между Россией и Норвегией, и каждая страна проводит анализ самостоятельно, а результатами обмениваются — никто никого не обманет.

Кроме того, НПО «Тайфун» входит в международную сеть аналитических лабораторий, измеряющих радиоактивность в окружающей среде. Ее также курирует МАГАТЭ — это около ста лабораторий в 80 странах мира. «Нам очень важно быть участниками этой сети, — говорит Владимир Булгаков, — это подтверждает высокое качество наших измерений. Нас постоянно экзаменуют — присылают образцы неизвестного состава, который мы должны определить на высоком уровне точности. В свою очередь, НПО «Тайфун» — научно-методический центр для сети радиационного контроля Росгидромета. И мы проводим аналогичные экзамены для российских лабораторий. Международное сотрудничество — это интегрированные мозги. Методики измерений и контроля разрабатываются общими усилиями в общих интересах, и мы имеем к ним доступ».

Экология Шпицбергена

Архипелаг Шпицберген — норвежский. Но еще с советских времен мы там по обоюдной договоренности добываем уголь. И недавно по двухстороннему соглашению там появилась мощная российская экологическая лаборатория, оснащенная приборами, которые, в том числе, разрабатывались в Обнинске. «Анализ проб воздуха, воды, почвы проводится на месте, — поясняет Владимир Булгаков. — Оперативность повышается, и это имеет для Арктики существенное значение».

Диоксины в Арктике

Еще один интересный пример международного сотрудничества в Арктике, в котором участвуют обнинские ученые — программа AMAP. Это сеть станций, анализирующих пробы воздуха на содержание стойких органических загрязнителей (СОЗ) и ртути. СОЗ — это диоксины, печально известный ДДТ (дуст) и другие высокотоксичные соединения. Производить и применять их давно запрещено, но, тем не менее, в атмосфере они все равно присутствуют. И важно знать, в какой концентрации. У России две таких станции в Арктике. И подобная лаборатория есть в Обнинске. «Чтобы измерять СОЗ, необходимы квалифицированные сотрудники — оборудование очень сложное в эксплуатации, — говорит Владимир Булгаков. — Когда мы налаживаем аппаратуру, меряем СОЗ и в атмосфере Обнинска — у нас нормальная ситуация».

***
Судя по ряду государственных программ, Россия взялась за освоение Арктики всерьез и надолго. Развивается Северный морской путь. В ближайших планах — начало добычи углеводородов на шельфе со строительством всей необходимой для этого инфраструктуры. Нагрузка на природу возрастет. Поэтому наблюдение за ее состоянием необходимо. «Многое уже делается в рамках международного научного сотрудничества, — говорит Владимир Булгаков. — Мы надеемся развивать его и дальше».

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены