Тимашовская сага

Автор: 23 мая 2019 2736
Тимашовская сага

Жители ожидаемо не поддержали строительство нового сортировочного комплекса на Тимашовском полигоне ТКО. Ни один выступавших на публичных слушаниях по строительству сортировочного производства на Тимашовской свалке не высказался в пользу предложенного проекта

 И дело не в том, что люди настроены по принципу «баба Яга против». То, что мусор надо сортировать, не спорил никто. Все понимают: хватит уже заваливать земли терриконами отходов. Во всем цивилизованном мире по максимуму уменьшают захораниваемые объемы — организуют раздельный сбор мусора, выуживают из него все полезное, что есть, производят топливо, уменьшая «хвосты» (так специалисты называют все, что осталось после переработки).

Метаморфозы «зеленой лужайки»

Однако люди не верят, что именно так, по-писаному, будет происходить в Тимашово. Они боятся, что Тимашовская свалка будет расти и расползаться, поглощая все новые земли. Что вокруг их жилья начнут громоздиться новые мусорные холмы. И основания для таких подозрений у них, как ни крути, есть. Ведь их уже обманывали.

Еще пять лет назад власть пообещала многодетным, которым дали участки в районе Тимашова (а это 135 семей!), что скоро полигон будет закрыт: потерпите немного. Потерпели — год, два, три... Все это время говорилось, что свалка почти выработала свой ресурс и, значит, скоро сюда перестанут возить мусор, а территорию рекультивируют. До уровня «зеленой лужайки» летом и горнолыжного склона зимой.

Как вдруг на тебе! Не закрытие, а «развитие» Тимашовского полигона! А поскольку его ресурс на исходе, то окрестные жители не могут избавиться от подозрений: вся эта история со строительством сортировочного производства затеяна лишь для того, чтобы прикрыть грядущее расширение свалки. К 15 имеющимся присоединят еще 6 га «под развитие», потом еще и еще, и этот процесс будет не остановить.

Уже сейчас санитарно-защитная зона уменьшается до 800 метров, потому что уже в девятистах метрах стоят жилые дома. Количество принимаемого мусора, напротив, растет — вдвое. Выбросы в атмосферу составят 380 тонн в год. Но, как сказали жителям, это вполне допустимые показатели по нормам.

Такие слова представителей проектировщика ООО «Геополис» люди восприняли в штыки. «Наши дети уже сейчас задыхаются от свалочных газов, — возмущались многодетные. — А нам хотят еще добавить». Жители Боровска были еще категоричнее: «Очень просим, перестаньте нас травить!»

Ни один из выступавших не поддержал строительство завода

Не отставали и местные власти. «Когда ждать обещанную рекультивацию? — настаивала глава сельского поселения «Совхоз Боровский» Людмила Красникова. — Ведь мы же проводили раньше публичные слушания по этому вопросу, все решения уже есть! У нас густонаселенная территория, и давление на экологию и без того слишком велико. Это сказывается на здоровье людей, которые живут буквально под боком у свалки. Зачем вообще строить завод, если через несколько лет, как нас продолжают уверять, свалку закроют?». Еще радикальней выступил местный депутат Юрий Федунов, который предложил прекратить публичные слушания. По его мнению, люди уже высказались на эту тему раньше, и новое собрание организовано вопреки закону.

Возмущались не только жители и депутаты, но и представители разных организаций. Например, представитель Ермолинского аэропорта Владимир Цветков сослался на правила, которые запрещают размещение подобных производств в радиусе 15 км от взлетно-посадочной полосы. А до аэропорта всего 10…

А как было задумано?
Не раз рассмотренная областная схема перспективного развития «мусорной» инфраструктуры проста и понятна.
Мусоровозы везут ТКО на сортировочные комплексы около крупных населенных пунктов.
То, что осталось после сортировки, направляется, во всяком случае пока, на действующие полигоны.
После выработки ресурса полигоны должны быть закрыты — все без исключения, раз и навсегда.
Их должен заместить экотехнопарк площадью 70 га, который работает по современным стандартам —
с производствами из вторсырья, компостными полями, производством RDF, котельной. И с минимумом под захоронение.

Только вот пока это лишь благие планы. До сих пор не определено место под экотехнопарк.
А создание новых производств на свалках поставит их закрытие под очень большой вопрос.

Ресурса больше нет

А многодетная мать Татьяна Быкова, в очередной раз сославшись на обещание бывшего мэра Обнинска, а ныне депутата Госдумы Александра Авдеева закрыть полигон к 2016-2017 году, предложила посмотреть на проблему совсем с иной точки зрения.

Активисты проанализировали сообщения ответственных лиц в СМИ: оказывается, никакого нового сортировочного производства не требуется. Хотя бы на том основании, что все уже есть. Всего в области создано пять площадок по обработке ТКО, две наиболее крупных — в Калуге и Обнинске. Уже сегодня они способны взять на себя переработку всего производимого в регионе мусора, а в недалеком будущем выходят на удвоенные мощности. То есть потребности области перекрываются с большим запасом.

«В прессе ответственные лица, представители власти давали интервью, — сказала Татьяна. — И в них черным по белому значилось: в области будет создан крупный высокотехнологичный экотехнопарк, с глубокой переработкой мусора. Именно сюда повезут отходы с уже имеющихся сортировочных комплексов. А пока экотехнопарк не заработал, отходы будут приниматься на имеющихся полигонах. Но только до выработки их ресурса. В Тимашово ресурса больше нет».

Олег Лебедь пообещал учесть все мнения

Главный инженер Калужского регионального экологического оператора Олег Лебедь, который вел слушания, пообещал, что все вопросы, мнения и замечания будут учтены. Но участники собрания, расходясь, удивлялись: если учесть все мнения, то вопрос со строительством нового производства надо просто закрыть. А вот в это верится с трудом.

Как это работает?
В ООО «Спецавтохозяйство-Обнинск» рассказали, как у них работает переработка мусора сейчас
и как это будет в самом ближайшем будущем.

Сортировочные комплексы логично размещать рядом с крупными населенными пунктами, как это сделано в Обнинске.
Тогда не придется далеко гонять недогруженные мусоровозы. Это дешевле.

Задача комплексов — сортировка. Сначала на линии выделяются опасные отходы —
аккумуляторы, батарейки, люминесцентные лампы и т.п. Их отправляют на обезвреживание.

Отбирается вторсырье. Пока это 10 видов, с запуском в Обнинске нового оборудования
летом этого года список вырастет до 25 наименований — в том числе полиэтилен, тетрапак,
все виды флаконов бытовой химии и парфюмерии, несколько видов бумаги, металла. Это 5% мусора.

Еще около 10% — деревянная тара, листва, обрезь деревьев.
Это ценное топливо. Его дробят и отправляют в котельные.

Дальше отсеивается тяжелая и гниющая фракции — на их долю приходится до трети общей массы.
Получившийся компост оставляют на 3-4 месяца для созревания.
Потом его можно использовать как рекультиват на полигонах.

Сейчас в ООО «Спецавтохозяйство Обнинск» устанавливают оборудование по производству RDF-топлива.
После отсеивания компоста остаток измельчается, высушивается, получаются своего рода чипсы,
которые можно использовать в качестве топлива. Самое главное — оно безопасно. Всю гадость оттуда уже убрали.

К слову, партнер «Спецавтохозяйства — Обнинск», питерское предприятие «Спецтранс-1»,
пошло в переработке еще дальше. Чипсы прессуются в топливные брикеты,
которые по теплотворности можно сравнить с углем.
В Ленинградской области уже несколько лет работают три котельных на этом топливе.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены