Бренды, которые мы потеряли

Автор: 06 октября 2015 2610
Бренды, которые мы потеряли

Куда и как подевались предприятия, которыми город гордился

У предприятий нашего города есть легко узнаваемые бренды, по которым мы сразу видим — о, это обнинское. Кто не знает местную марку «Большемясов» с изображением довольной свиньи, превращающейся в колбасу? И всем были знакомы «голубая и белая капли» — символ обнинского молока. Теперь молочного бренда нет. Если же вспомнить недалекое прошлое, стоит упомянуть также «Венталл» и ООСПАО, исчезнувшие яркие символы города.

Куда делось молоко?

То, что Обнинский молокозавод продан, уже не новость. Раньше предприятие многие годы ассоциировалось с именем Галины Полетаевой. Она была его директором еще в советские годы. Затем, когда страна рухнула, не дала заводу погибнуть, стала совладельцем предприятия и вывела его в передовики отрасли — получила множество профессиональных наград за высокое качество продукции.

А потом в 2006 году, как гром среди ясного неба, прозвучало сообщение — Полетаева завод продала. «Покупатели очень настойчиво добивались своего», — вспоминает Галина Павловна. Новым собственником стала компания «Вимм­Билль­Данн». Полетаева осталась на предприятии наемным директором и сохранила бренд: в оформлении продукции ничего не изменилось, только появилось название нового хозяина — и то, весьма неприметно.

Сейчас же все гораздо серьезнее. Компания «Вимм­Билль­Данн», входящая в группу PepsiCo, давно хотела продать обнинский завод и, со слов Полетаевой, когда появился покупатель, сумевший предложить очень солидную сумму, предприятие продали. Новый собственник — ООО «Ермолино Молоко». Как говорит Полетаева, «Вимм­Билль­Данн» поступил так, потому что решил «сузить свои усилия на развитие других брендов — «Домик в деревне», «Веселый молочник», «Чудо».

С представителями нового собственника связаться пока не удалось, и намерения «Ермолино Молоко» не обнародованы. Одно известно — на заводе идет реконструкция, а чем он займется — неизвестно. «Я думаю, обнинского молока не будет уже никогда, — говорит Галина Полетаева. — У меня кроме тоски и боли нет ничего, а я редко ошибаюсь».

«Венталл» полностью не исчез

Крупному обнинскому предпринимателю Андрею Шухардину в свое время буквально за 10 лет удалось вывести завод строительных металлоконструкций «Венталл» в число 10 крупнейших предприятий региона. Вскоре после этого, в 2006 году, он продал его финской компании Ruukki.

«Многие не понимают логику бизнеса, который служит исключительно извлечению прибыли, — объясняет тот свой поступок Андрей Алексеевич. — Продажа бизнеса — тоже бизнес. Можно продавать не только продукцию, но и сами заводы. И когда нам предложили хорошую цену, мы согласились».

Интересный факт — одних налогов со сделки купли­продажи Шухардин заплатил столько, что обеспечил тогда пятую часть городского бюджета.

— Вам не жалко было бренда?

— Конечно, жалко, но это эмоции. Мы хотели сохранить название, но новые хозяева были против. Они, приобретя несколько предприятий, провели ребрендинг, оставив одно название. Тем не менее, сэндвич­панелям, которые они выпускают, сохранили старое имя «венталл».

ООСПАО больше нет

Обнинское управление строительства (ОУС) в советские годы было крупнейшим предприятием города, в котором работало 11 тыс. человек — три строительно­монтажных управления, управление отделочных работ, домостроительный комбинат и еще несколько крупных подразделений. Это была мощная строительная империя, которая возвела не только Обнинск, она работала в Калуге и других городах Союза.

В начале 90­х предприятие акционировалось и сменило название — ООСПАО, а подразделения превратились в дочерние фирмы. Со временем почти все они исчезли, на плаву в городе, не меняя имени, осталось только СМУ­2.

«Этому были объективные причины, — объясняет бывший профсоюзный лидер стройки Григорий Козин. — Во времена СССР мы строили по государственным заказам, а в начале 90­х работы почти не стало. Предприятие сидело на голодном пайке, рабочим перестали платить зарплату, они начали увольняться».

ООСПАО и его «дочки» обладали огромным потенциалом — сотнями единиц автомобилей и строительной техники. Все исчезло без следа. Владельцы акций предприятия, обычные рабочие, много лет звонили в редакцию: «Где наши дивиденды? Почему нас обманывают?». Последний такой звонок был года три назад…

Как говорит Козин, последнее собрание акционеров ООСПАО состоялось в 2007 году. На повестке дня был один вопрос — о смене юридического адреса. Причиной называлось то, что здесь нет работы. Предприятие зарегистрировалось в Москве, потом в Череповце, а потом и вовсе исчезло.

А у многих бывших сотрудников ОУС (ООСПАО) осталась только горечь: «акулы» растащили строительную империю по кускам, а обычные люди получили дырку от бублика.

Алексей СОБАЧКИН

 

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены