Власти нет

Автор: 25 мая 2016 945
Власти нет

На сельском сходе деревень Загрязье и Ивановское  люди впервые за десять лет увидели «официальное лицо» — это был корреспондент газеты «НГ-­Регион». Ему вручили коллективное письмо с просьбой о помощи. В нем 26 подписей.

Кроме пейзажей — ничего…

Жители Обнинска все чаще выбирают малоэтажное жилье, переселяясь из города в коттеджные поселки и деревни в «машинной» зоне доступа. Боровский район в этом отношении очень привлекателен — и находится под боком у города, и природа тут необычайно красива. А что еще нужно для обнинца, утомленного многоэтажками и отсутствием парковок? 

«Приезжайте к нам в Загрязье, — раздался звонок в газету от обнинца Николая Калинина, построившего дом в деревне. — Посмотрите, как тут люди живут!»  Мы поехали посмотреть. Две деревни, Загрязье и Ивановская, стоят рядышком, на крутом берегу Протвы, среди просторов полей, в буйстве сирени… На автобусной остановке собрался народ — мужики, старики, женщины с маленькими детьми. Это был деревенский сход — ждали журналистов. Оказывается, уже более двух месяцев у людей нет воды.

«У нас был водопровод, мы сами ухаживали за своей водонапорной башней, — рассказывает пенсионер  Михаил Пырков.  — Если ломался насос — собирали деньги и покупали. Если требовалось что­то заварить — я варил», — Михаил Фролович протягивает толстую стопку листков. Тут списки, кто из жителей вносил деньги на ремонты, товарные накладные, чеки, написанные от руки отчеты о потраченных средствах…

«А теперь вот стал старым, — продолжает пенсионер, — так мой сосед оборудование чинит. Но этой весной пришли в негодность трубы — их еще при советской власти клали. Мы стали просить главу администрации Совьяков Николая Галенкова — наша деревня входит в это поселение — решить вопрос с водой. Он говорит, что водопровод на балансе поселения не стоит. Обратились в Боровск — оказалось, наш водопровод принадлежит МУП ЖКХ Боровского района, который уже 10 лет как находится в состоянии банкротства».

Колодец в деревне тоже высох во время советской власти. Спуститься к Протве не каждый может — например, трое узников концлагерей, проживающих в этой деревне, говорят, что с ведрами к реке не набегаешься. И люди берут воду из луж.

К слову, выяснилось, что возле деревни есть пруд — только его каким­то хитрым образом приобрели в частное владение. Кто — неизвестно, но территорию пруда уже и забором обнесли. Когда прошлой весной вспыхнули два дома — пожарным воду взять было негде.     

В поле стоит газораспределительная станция. Газа в деревне нет.

Точка замерзания

«Людей не видят, не слышат и не хотят о них знать! — возмущается Николай Калинин. — Посмотрите, что в деревне делается — брошенные дома стоят, территория не окошена. За деревней в поле бурьян  — если вспыхнет, мало никому не покажется. Я пытался жаловаться, требовал, чтобы рейд провели, оштрафовали тех, кто участки бросает без присмотра,  а мне отвечают, мол, у вас в древне три калеки прописано —  ничего делать не будем! Может быть, тогда нам всем и налоги перестать платить, за счет которых живет местный бюджет, раз нас вычеркнули из списков живущих?»

Если в Обнинске на пару часов воду перекроют — об этом шесть лет вспоминать будут, говоря о столь диком случае, как о примере крайней безответственности и бесхозяйственности. Понятно, что Калинин, избалованный Обнинском, крайне возмущен: «Вода тут низко — скважину делать в 230 тысяч обойдется. Ладно, я, допустим, себе сделаю. А старики где денег возьмут? У нас тут есть один фермер — скотину держит. Представляете, что для него значит отсутствие воды? Сколько ему ведер надо перетаскать, чтобы скотину напоить? Замечу, чтобы свое хозяйство поддержать, он вечерами таксовать ездит».

«По телевизору говорят, что сельское хозяйство — это точка роста нашего региона, — недоумевают селяне. — А наши деревни — это не точка роста, а точка замерзания!»

На земле нет главного

«Власти у нас нет! — выносят вердикт мужики и протягивают отписку, пересланную из Боровского района: «Администрация МО СП Совьяки неоднократно обращалась к конкурсному управляющему Ульянову Б.Н. о принятии мер по поддержанию вверенного ему имущества в надлежащем состоянии, поскольку указанное имущество имеет большое социальное значение для муниципального образования. Однако Ульяновым Б.Н. все обращения были проигнорированы».

Кто обязан отстаивать интересы жителей? Может быть, узницы концлагеря Зинаида Пыркова или Елена Семенова должны бегать по судам, разбираться с этим управляющим, который «игнорирует все обращения»?

Заметим, что этот конкурсный управляющий уже стал «притчей во языцех» — в Кривском, где он тоже много лет «управляется», очистные давным­-давно не работают, весь прошлый год люди жаловались, что в Протву неочищенные стоки текут — тоже, как отписались власти, конкурсный управляющий виноват. Понятно, что все объекты, принадлежащие обанкротившемуся  МУП ЖКХ, теперь под присмотром одного конкурсного управляющего — Ульянова. И это пугает…

Впрочем, есть и новые объекты — например, в деревне Акулово ООО «Акуловские пруды» выступило в роли застройщика — поставили деревянные домики, продали их, а обязательства по коммуникациям не выполнили. Неочищенные стоки текут в те самые пруды. Воды и газа, за которые люди заплатили деньги, нет. Прямо по дорогам разбросаны провода под напряжением… Застройщик тоже завис в процедуре банкротства, но никаких мер по наведению порядка боровские власти — ни местные, ни районные — не предпринимают.Провода под напряжением разбросаны в Акулово прямо по улицам. Никому дела нет

В деревне Акулово провода под напряжением валяются прямо вдоль улиц.

 

Не лучше ситуация и в поселке Лесные озера, где люди вынуждены полицейские наряды вызывать, чтобы добраться до своих домов — дорогу перекрывает «хозяин» поселка, требующий за проезд мзду. А власть где? Почему не приструнит зарвавшегося хапугу?

Боровские электрические сети — отдельная песня. В Обнинске в 2008 году четыре часа не было света — крупная авария на московской подстанции обесточила весь город. И история эта до сих пор свежа в памяти очень многих горожан. Что бы они сказали, если бы у них электроэнергию на несколько часов отключали чуть не каждую неделю или по несколько суток света не было? На робкие вопросы жителей деревень, когда же дадут свет, электрики грозно отвечают: «А дальше будет только хуже!» И когда свет зажигается, люди облегченно вздыхают: «Хуже не сейчас, хуже потом будет, а пока-­то живем!»

Все дали    

Казалось бы, Боровский район — один из ведущих в нашем стабильно развивающемся регионе. И зарплаты здесь средние самые высокие по области. И промышленность идет вперед — одна Ворсинская зона чего стоит, и фермерство… Область все сделала, чтобы «дать карты в руки» районной администрации. И ее глава Геннадий Новосельцев очень здорово отчитывается по показателям во время всякого рода официальных заседаний.

А  люди в Боровском районе живут так, словно «лихие девяностые» так и не уходили. Десятилетиями они не видят руководителей местных и районных властей. И крестьяне нескольких деревень в один голос говорят : «У нас власти нет». А если приехать в другие населенные пункты Боровского района — скажут ли там по-­другому?   

Марина БЕЛЯЕВА

 

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены