За бесплатным гектаром земли жителям Обнинска не обязательно ехать на Дальний Восток

Автор: 09 марта 2017 938
Активисты «Ковчега» в малоярославецкой администрации:  как завести поселок в законодательное поле? Активисты «Ковчега» в малоярославецкой администрации: как завести поселок в законодательное поле?

В Малоярославецком районе нашлись люди, которые «раскрутили» такой проект в экопоселении Ковчег

Рай рядом
Экопоселение раскинулось на 120 гектарах — вокруг лес с грибами, по границе течет прозрачная речушка с рыбой… Можно ходить по земле босиком, забыть про городской шум, поток машин и прочие «прелести» цивилизации. Отдышаться, посмотреть на небо, услышать пение птиц… И подумать, правильно ли ты тратишь свою единственную жизнь.
Директор некоммерческого партнерства «Ковчег» Сергей Ораевский рассказывает, что идея экопоселения вовсе не их собственная идея. Она придумана давным-давно, но реализуют ее по-разному. На Западе экопоселения устроены так: устал человек от цивилизации, приехал в такое место, отдохнул — и снова вперед, деньги зарабатывать. В России «на землю» уезжают с уверенностью, что будут там жить с семьей, долго и счастливо.
«Мы взяли за основу понятие «родовое поместье», — говорит Сергей Ораевский. — Поселенцы, которые согласны с правилами нашего партнерства, получают гектар земли, строят тут дом, воспитывают детей, ведут хозяйство. У нас сейчас живут 80 семей, у многих здесь родились дети. «Ковчег» мы задумывали как территорию любви — к своей семье, друзьям и соседям, к земле, на которой мы живем».

Жители Ковчега
«Я всегда хотел жить в деревне, — говорит житель Ковчега Роман Барулин. — Когда уволился из армии, приехал в Калужскую область, где был бабушкин дом. Но оказалось, что там только летом кипит жизнь, а зимой все уезжают в города. Такая цикличность не подходила для жизни с двумя детьми».
Он узнал о Ковчеге и приехал посмотреть, как тут все устроено. Роману понравилось. Прежде всего, конечно, безопасность. «Цивилизация» в 14 километрах, Медынь и Малоярославец — в 30 километрах. Соседи живут дружно, практически крестьянской общиной, помогают друг другу. И правила проживания его тоже устроили: нельзя пить, курить и ругаться грязными словами. И еще нельзя применять химию при обработке земли. Нельзя ставить заборы вокруг своей земли и нельзя без разрешения заходить на чужую территорию… Никто никем не командует, все решения принимаются 75%-ным большинством на общем собрании.
Народ здесь подобрался интересный — есть здесь рабочие и экономисты, офицеры и преподаватели, музыканты и ученые, предприниматели и программисты. Есть собственный театр, где преподает московский актер Олег Малахов. Спектакли театральной студии «Малахит» с успехом идут в Москве…У большинства семьи и дети, все имели нормальные жилищные условия в городе, но решили оставить насиженные места и перебраться в «чистое поле», начав жизнь практически с нуля.

Чтобы взяли, нужно постараться
Чтобы тебя приняли в партнерство, нужно, чтобы большинство на собрании проголосовало «за». Роман Барулин рассказывает, что он сначала познакомился с людьми. Принял участие в общественных работах: потрудился на субботнике, еще помог строить дом, который возводили в поселении. На собрание привел свою жену и детей — чтобы люди видели, кто к ним хочет приехать. Рассказал, чем может быть полезен обществу. Его приняли с первой попытки и единогласно.
Понятно, что в поселении нужны в первую очередь те, кто может способствовать его развитию. И были случаи, когда заявки на участие в партнерстве общее собрание отклоняло. Ковчег — не место, куда можно убежать от неудач, а нормально развивающаяся деревня. Заинтересованная в открытии спортивных секций, детского сада, школы… Нужны люди, готовые своим трудом вкладываться в эти проекты.
Однако не все тут просто. Когда люди меняют жизнь в городе на жизнь в деревне, первым делом может упасть уровень доходов. Трудом на земле больших денег не заработаешь. Хотя тут, в принципе, за бешеными деньгами не гонятся. В основном, многие работают на «удаленке», как программист Алексей Конищев, или вахтовым методом, как Роман Барулин.

Войти в законодательное поле
Жизнь в деревне непростая. Топятся печками. В принципе, можно было бы газ попробовать протянуть, но газовики поставят подстанцию на краю деревни. И развести по участкам, где дома стоят не окна в окна, а в ста метрах друг от друга — дороговато выходит. Да и самой деревни в градостроительном плане нет…
И вообще, много что тут не совсем понятно. Глава администрации села Ильинское Сергей Хромылев, на чьих землях находится поселение Ковчег, говорит: «Мне ковчеговцы нравятся. Они всегда готовы помочь во время субботников, большую работу проводят по восстановлению лесов, заинтересованы в том, чтобы работать на земле… Но мне нужно, чтобы они платили налоги со строений, которые пока не узаконены».
Участки не размежеваны, дома построены без разрешения и не введены в эксплуатацию. Допустим, приехал ты в деревню, тебя приняли, ты тут живешь, продаешь свое жилье в городе, строишь дом… А потом ситуация меняется, и ты хочешь вернуться обратно. Как быть? Земля арендуется некоммерческим партнерством, ты ее взял в субаренду и денег за этот гектар не платил, это ладно. А что с домом? Или другая ситуация. Вступил в общину человек, обжился, а потом стал жить не по правилам поселения. Шумит, захотел огородить участок — ситуация, конечно, гипотетическая, но все же? Нарушителя исключить? А как быть с его имуществом?? В Ковчеге над этой проблемой думают, и одно из предложений такое: 99% дома должно принадлежать человеку, а 1% — партнерству. Тогда оно сможет воспользоваться правом преимущественного выкупа. Беда в том, что эти мысли на бумагу не положены и юридически не оформлены. Единственное, что есть у ковчеговцев — желание вписать свою ситуацию в законодательную базу. И они очень надеются, что власть им поможет.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены