Сидят тихо

Автор: 03 ноября 2011 1897

«Наиболее эффективная мера борьбы с неплательщиками за коммунальные услуги — отключение света», — считают руководители управляющих компаний.

«Наиболее эффективная мера борьбы с неплательщиками за коммунальные услуги — отключение света», — считают руководители управляющих компаний.

- Как живешь, Олег? — спрашиваю соседа-алкаша.

В ответ 50-летний Олег начинает лениво ругаться. Оказывается, ему за долги отключили свет. Какой у Олега долг, он сам не помнит, и выдает свое любимое: «Западло!» Олег, разумеется, считает себя несправедливо обиженным, потому и ругается. Долг же его по квартплате превышает 100 тыс. руб. Управляющая компания пробовала с ним судиться, но сосед гол, как сокол, — кроме прокопченной кастрюли судебным приставам в качестве погашения долга взять с него нечего. Навряд ли произойдет чудо, и Олег бросит пить, устроится на работу и постепенно погасит коммунальный долг. Скорее всего, задолженность будет только увеличиваться. Но задаром пользоваться электричеством сосед уже больше не будет. Окружающим от этого стало легче, потому что уже два месяца в подъезде тихо — не сказать, что Олег буйный, но завести по пьяной лавочке на полную громкость древнюю виниловую пластинку он любил. Теперь не заводит. В доме напротив тоже отключили от электричества семью алкоголиков — и ее коммунальный долг превысил 100 тыс. руб. Те ребята тоже любили «врубить погромче», а теперь сидят тихо. Так что меры, которые применила к ним управляющая компания, оказались куда более эффективными, чем «сто первое» предупреждение участкового. У коммунальщиков оказалось больше полномочий в борьбе за тишину, чем у полиции. Хотя тишина в данном случае — это всего лишь побочный «продукт» выбивания коммунальных долгов.

«Благодаря отключениям, которые мы произвели летом этого года, задолженность жильцов снизилась с 15 до 14 млн руб.», — говорит директор УК «Комфорт» Ольга Наумова. По ее мнению, эта мера гораздо более эффективна, чем взимание долгов через суд. Но есть граждане, которые не очень пугаются и такой меры — перерезанный провод самому соединить недолго. Хотя, как заверяет руководство «Комфорта», там нашли способ отключать так, что восстановить электроснабжение сможет только штатный электрик. Это похоже на правду — оба наших «знакомца» тихо сидят без света уже несколько месяцев.

Директор УК ОСК Алексей Попов не разделяет оптимизма своей коллеги: «Если один человек может отключить, то обязательно найдется другой человек, который сумет подключить электроэнергию, ничего сложного там нет. И мы постоянно сталкиваемся с самовольными подключениями. Просто есть категория людей, которым все равно, есть свет в их квартире или нет, — они способны пить и при свечке».

Еще коммунальщики рассказывают, что в некоторых городах Украины применяется самый действенный способ выбивания долгов — там в квартирах злостных неплательщиков перекрывают канализацию, то есть туалетом становится пользоваться невозможно. Техническая возможность перекрыть канализацию отдельной квартире имеется — заглушку передвигают по стояку с помощью телекамеры. Правда, устройство для установки заглушки дорогое — стоит около 300 тыс. руб., это во-первых. А, во-вторых, в России таких прецедентов нет. Кстати, у нас запрещено отключать должникам холодную воду и отопление — жизненно важные ресурсы, а о перекрытии канализации в Жилищном кодексе ничего не говорится — до такого разработчики не додумались. Понятно, что такая мера — это палка о двух концах. Есть люди, которых ничем не проймешь, и отходы их жизнедеятельности просто окажутся во дворах. И кого тогда накажут, их или законопослушных жильцов?

У нас, в Обнинске, применяются все-таки мягкие способы воздействия. Есть управляющие компании, которые заключили договор с «Ростелекомом» — и должников донимают автоматическими звонками, мол, пора платить. Говорят, что некоторые управляющие компании имеют договоры с коллекторскими агентствами, но в этом никто не признался. Вполне вероятно, что это слух. Следующая мера — отключение электроэнергии, о котором дважды предупреждают заранее. И есть должники, которые, получив угрозу, начинают расплачиваться — бывает, что не сразу, потому что долг большой. Им идут навстречу, и заключают договор о рассрочке платежа. В этом случае свет уже не отключают.

Суды тоже используются активно. Например, УК ОСК ежемесячно подает 40-50 исков о взыскании долга, то же самое делают и другие компании. Это дает результат, если людям есть, что терять. Если терять нечего, то и суд не поможет. «Приставы пришли в одну из комнат общежития Курчатова, 35, а там, кроме матрасов на полу, ничего нет», — рассказывает директор УК ЖКУ Григорий Вайнштейн. Долги, которые вряд ли когда заплатят, — составляют в Обнинске порядка 15 млн руб. И эта сумма будет расти дальше. Совокупный же коммунальный долг горожан — около 75 млн руб.

Еще закон позволяет выселять неплательщиков из квартиры — с предоставлением меньшей жилплощади или вообще на улицу. Освободить от должников муниципальную жилплощадь проще, приватизированную — сложнее. Но механизмы есть в обоих случаях, другое дело — они не используются. Но в Обнинске на такие кардинальные меры пока не идут. «Зачем увеличивать число бомжей?» — задает риторический вопрос директор УК ОСК Алексей Попов. Как сказала директор «Комфорта» Ольга Наумова, ее компания подготовила материалы на выселение троих должников из муниципальных квартир — с предоставлением меньшей жилплощади. Но в суд эти материалы пока не направляют, потому что переселять их некуда. В то же время очередь на улучшение жилищных условий в Обнинске огромная, а пьяница Олег, о котором шла речь в начале статьи, к примеру, живет один в двухкомнатной муниципальной квартире. И кого должно быть больше жалко, его или нормальную семью из четырех человек, живущую в комнате общежития?

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены