Полный разгром

Автор: 07 февраля 2014 509

Войну с бюрократической машиной, длившуюся четыре года, партизан Михаил Сорокин выиграть не смог.

Когда началась Великая Отечественная война, Мише Сорокину едва исполнилось 17 лет. Жил он в сельской местности под Брянском. В армию его призвать не успели. А в октябре 41­-го, когда немцы стремительно наступали на Москву, в Брянске развернулась настоящая партизанская война. Ушел в партизаны и Миша.

Войну с бюрократической машиной, длившуюся четыре года, партизан Михаил Сорокин выиграть не смог.

Когда началась Великая Отечественная война, Мише Сорокину едва исполнилось 17 лет. Жил он в сельской местности под Брянском. В армию его призвать не успели. А в октябре 41­-го, когда немцы стремительно наступали на Москву, в Брянске развернулась настоящая партизанская война. Ушел в партизаны и Миша. Его боевая бригада называлась «Смерть фашистским оккупантам», а сам отряд носил имя Кирова. Бил фашистов, добывал продукты и оружие для товарищей. Брянские партизаны вели войну больше года, пока фашистов не выбили за пределы области. Так получилось, что вовремя удостоверение ветерана ВОВ как участник партизанского движения на территории Брянской области он не оформил. Вскоре после окончания войны переехал в Калужскую область и не смог собрать необходимые документы. Да и начал собирать их уже поздновато. «Когда отец начал в 90-­х собирать документы, — рассказывает его дочь Валентина Михайловна Красавина, — оказалось, что один командир умер, другой — умер… Он и не стал этим заниматься». Есть у Сорокина только показания командира отряда, заверенные нотариусом, и еще троих бойцов. Но воевать в партизанах и воевать в армии — две большие разницы. Настойчивости, чтобы оформить все как требуется, у Сорокина не хватило. Да и не гнался он ни за почестями, ни за льготами…

… С тех пор, как окончилась война, Победу отметили уже 68 раз. А Михаил Яковлевич Сорокин в этом году отметит свой 90-­й юбилей. Годы берут свое, здоровье, понятно, уже не то. Живет участник партизанского отряда в частном доме в Белоусово. У нас в частных домах удобства не европейские: вода в уличной колонке, туалет — на улице. И ветеран решил попросить о помощи.

«Я честно работал эти годы в Белоусово и являюсь ветераном труда Калужской области. Проживаю в частном доме, без удобств, старой постройки. Все, о чем я прошу, — пишет Михаил Яковлевич губернатору области Анатолию Артамонову, — оказать помощь в проведении водопровода в дом. Мои дочери вышли на пенсию и накопить денег на выполнение строительных работ сложно. Я уже старый, мне трудно жить без удобств. Да и затраты не должны быть большими, водопровод в Белоусово есть, и нужно только проложить несколько труб. Очень надеюсь на вашу помощь и участие».

И его письмо не осталось без ответа. Ему сообщили, что его просьба отправлена «по компетенциям». Сначала он получил ответ от возглавляющей министерство по делам семьи, демографии и социальной политике Калужской области Светланы Медниковой, что ходатайство о выделении средств направлено в администрацию Жуковского района. Затем — получен ответ от замглавы администрации Жуковского района Геннадия Асеенкова, что его просьбу отправят в Горадминистрацию Белоусова, чтобы рассмотреть возможность выделения средств из муниципального бюджета. Не задержался ответ и на этой инстанции — замглавы горадминистрации Белоусово Яна Степанюк сообщила, что бюджетных средств на устройство водоснабжения нет.

Дочери Сорокина продолжали писать «жалобные» письма. Они тоже не остались без ответа. Им писали, на какие льготы может рассчитывать бывший партизан, не имеющий нужных документов, а на какие — нет. Приходили комиссии, давались обещания… Но в конце концов получилось, что никакой помощи ему не окажут: дом его дети отремонтировали сами, и возместить стоимость ремонтных работ нельзя. То есть эти деньги не получить, а строительство водопровода не входит в перечень льготных работ. Да и вообще, поскольку ветераном ВОВ официально Сорокин не является, на него не распространяются нормы действующего законодательства. Тут Михаил Яковлевич принял решение: ничего больше просить он ни у кого не будет. Дочери повздыхали — без водопровода действительно тяжело. А внучка пошла в банк и взяла кредит. Провели деду водопровод, и теперь она добросовестно расплачивается с банком. То есть все закончилось благополучно. Но осадочек у всех, кто оказался в курсе этой истории, остался: победить бюрократию — это не с вермахтом сражаться. Эту войну выиграть нельзя.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены