Билет в никуда

Автор: 16 ноября 2013 1151

Семилетнюю девочку могут отдать в интернат, забрав из любящей семьи.

Сейчас решается судьба семилетней Наташи (имя изменено), жительницы Малоярославца. В январе этого года за девочку переживала вся Калужская область — ребенок ушел гулять морозным утром, один, и не вернулся. Искали всем миром — полицейские и сотрудники МЧС Малоярославецкого района и Обнинска, добровольцы.

Семилетнюю девочку могут отдать в интернат, забрав из любящей семьи.

Сейчас решается судьба семилетней Наташи (имя изменено), жительницы Малоярославца. В январе этого года за девочку переживала вся Калужская область — ребенок ушел гулять морозным утром, один, и не вернулся. Искали всем миром — полицейские и сотрудники МЧС Малоярославецкого района и Обнинска, добровольцы. Около десяти вечера Наташа нашлась — как оказалось, ее забрала домой женщина, увидевшая одинокую девочку на улице. А поскольку адрес Наташа назвать не смогла, пришлось оставить ее у себя.

Разумеется, у всех нормальных людей тут же возник вопрос: что делал маленький ребенок один на улице? Давно прошли времена, когда дети в таком возрасте гуляли одни. Объяснения мамы настораживали. Та рассказала, что с отцом Наташи отношения не сложились, она мать­-одиночка. Встретила мужчину, вышла замуж, родила еще одну дочь. И все бы хорошо, но с Наташей справиться не может. Мол, у девочки серьезные нарушения поведения, отставание в развитии. Дошло до того, что пришлось практически удалить старшую дочку из семьи — ее отдали в круглосуточный детский сад и забирают домой только на выходные.

Казалось бы, если женщина прямо заявляет о том, что не желает воспитывать ребенка, как можно оставлять его в такой семье? Но на этот риторический вопрос внятного ответа не нашлось — ситуацию на официальном уровне замяли.

После этой истории судьбой девочки заинтересовались волонтеры из православной организации «Милосердие». С их помощью Наташа попала в обнинскую семью, воспитывающую семерых детей — четверо своих и трое приемных. Вначале просто приезжала в гости, потом визиты становились все чаще, девочка, по сути, стала еще одним ребенком Христины и Виктора. «Она напоминала Маугли, — вспоминает Христина. — По ночам не могла спать, просыпалась через 2-­3 часа и больше не ложилась, приходилось нам с мужем дежурить по очереди. Но никаких серьезных нарушений, которые не могут быть исправлены, мы не заметили. Наташа прекрасно нашла контакт с нашими детьми, она добрая, ласковая, смышленая девочка». Врачебная комиссия, на которую Наташу отвезла Христина, подтвердила — девочка психическими заболеваниями не страдает и может обучаться в общеобразовательной школе.

И все бы хорошо, но законы никто не отменял. Нельзя просто взять и забрать ребенка из родной семьи, если мать не лишена родительских прав. А в Наташином случае оснований для таких мер органы опеки не видят: с формальной точки зрения нормальные люди, не алкоголики или наркоманы, работают, воспитывают младшую дочь, можно сказать, души в ней не чают. А что со старшей отношения не сложились — так, как написала на одном из сайтов мама Наташи, «не лезьте в чужое горе, о котором не знаете».

Роль судей приемные родители Наташи на себя и не примеряют. Они готовы взять девочку под временную опеку. Это значит, что мама сохранит все права на ребенка, и, если отношения в дальнейшем наладятся, сможет вернуть дочку в семью. Но сейчас девочка находится в ужасной ситуации — ее родная мать то соглашается на вариант опеки, то «дает задний ход». И все это время ребенка то отдают Христине и Виктору, то забирают обратно в Малоярославец. Только Наташа привыкнет к нормальной обстановке, успокоится, как ее силой выдергивают из ставшего привычным уютного мира туда, где она лишняя, никому не нужная, помеха нормальной жизни. Такое редко какой взрослый выдержит, а как это отразится на дальнейшей судьбе девочки и на ее психическом здоровье?

«В последний раз ее мать позвонила в двенадцать ночи, — вспоминает Христина. — И потребовала срочно вернуть Наташу. У ребенка слезы градом, рыдает, просит, чтоб мы ее не отдавали. Я пытаюсь объяснить, что не отказываюсь от нее, мы все ее любим и ждем, но не можем же мы удерживать ее у себя против воли мамы. Как вспомню, сердце сжимается».

В случае Христины это не фигура речи. Она — инвалид второй группы по сердечному заболеванию. Но это не мешает ей и ее мужу не только воспитывать семерых своих детей, но и помогать другим. Наташа — не единственная их подопечная.

Семья входит в волонтерскую организацию «Боголюбцы», которая помогает многодетным семьям и одиноким старикам Обнинска и окрестностей. Здесь собрались самые разные люди — студенты ИАТЭ, пенсионеры, сотрудники солидных государственных организаций.

Привозят нуждающимся продукты — на них смотрят с удивлением, когда видят, как хорошо одетые люди закупают ящиками макароны и прочую немудреную, но необходимую еду. Устраивают для больных детей праздники — скоро Новый год, и Христина с Виктором снова станут Дедом Морозом и Снегурочкой.

«Мы всегда рады помочь, но нам нужно больше неравнодушных людей, — говорит Христина. — Важно все. Если у человека нет лишних денег, это не значит, что его вклад менее ценен для нас, он может оказать поистине неоценимую помощь своим трудом». Так, в эти дни проходит подготовка к благотворительной выставке-­продаже. Очень нужны мастера, готовые предоставить свои изделия — игрушки, одежду и прочий хэнд-мейд.

…А судьба Наташи, тем временем, внушает приемным родителям самые серьезные опасения. Мама девочки, по словам Христины, высказывала намерение отдать ее в психоневрологический интернат. В переписке в «Одноклассниках» женщина прямо заявляет Христине: «Забирай ее, я не могу больше, я ее придушу». Невозможно представить, как человек произносит такие слова о собственном ребенке. И при этом почему-­то буквально через несколько дней требует девочку к себе. Приемные родители считают, что секрет прост: женщина обожает младшего ребенка и боится, что если откажется от старшей, ее могут лишить родительских прав сразу на обоих детей.

При этом запретить женщине распоряжаться судьбой дочки никто не может — она как мать в своем праве. В органах опеки Малоярославецкого района ситуацию комментируют так: никто не может заставить мать девочки отдать ее под временную опеку. Единственный путь для Христины и Виктора — уговорить маму Наташи согласиться на этот вариант. Но пока переговоры ни к чему не привели. Ребенок тем временем находится в ситуации, которую не пожелаешь и врагу. И не видно другого выхода, как перестать официальным лицам ссылаться на формальные признаки «нормальной семьи» и «укоренить» наконец девочку в любящей ее семье, пока ее психику окончательно не поломали.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены