Недоступный город

Автор: 24 июня 2011 2689

За последние пять лет в Обнинске для инвалидов сделано немало, но проблем, в том числе препятствий в передвижении по городу, еще достаточно.

Как инвалиду-колясочнику почувствовать себя в Обнинске не инвалидом? Пока никак. Но ситуация обещает измениться.

Крепкий молодой человек с сильными руками, сидя в инвалидной коляске, пытается въехать по специальному пандусу в мэрию. Он крутит колеса изо всех сил, но, проехав полметра, скатывается назад. Повторяет попытку — уже с разгона. Все равно безуспешно. Самостоятельно преодолеть этот подъем на коляске невозможно. Потом тот же человек штурмует здоровенный пандус у здания милиции. Здесь немногим легче — есть перила. За них он и цепляется. Видно, как ему тяжело, даже останавливается передохнуть.

За последние пять лет в Обнинске для инвалидов сделано немало, но проблем, в том числе препятствий в передвижении по городу, еще достаточно.

Как инвалиду-колясочнику почувствовать себя в Обнинске не инвалидом? Пока никак. Но ситуация обещает измениться.

Крепкий молодой человек с сильными руками, сидя в инвалидной коляске, пытается въехать по специальному пандусу в мэрию. Он крутит колеса изо всех сил, но, проехав полметра, скатывается назад. Повторяет попытку — уже с разгона. Все равно безуспешно. Самостоятельно преодолеть этот подъем на коляске невозможно. Потом тот же человек штурмует здоровенный пандус у здания милиции. Здесь немногим легче — есть перила. За них он и цепляется. Видно, как ему тяжело, даже останавливается передохнуть.

На самостоятельный подъем по этому пандусу уходит более трех минут. Зовут этого человека Ростислав Николаев. Он выложил видеозапись своих «упражнений» на сайте www.vobninske.ru На вопрос, зачем он это сделал, довольно агрессивно отвечает: «А вы что, сами никогда не задумывались, как живется инвалидам-колясочникам? Много их видите на улице? Думаете, их нет? Они есть, только передвигаться им по городу очень сложно. Я жил в Европе, там, знаете ли, такой проблемы нет. Там умеют думать о людях и делают так, чтобы жить им было удобно. Там инвалид не чувствует себя инвалидом, потому что ему все доступно. И когда наши чиновники заявляют, что у нас «как в Европе», меня это, мягко говоря, раздражает. Далеко нам еще до Европы». Коляску для своих «опытов» Ростислав одолжил у своего друга-инвалида.

Как передвигаться?

В Обнинске существует целевая программа «Доступный город». Написанная еще 10 лет назад, она начала реализовываться относительно недавно, и сделано уже немало. Для инвалидов-колясочников стал доступен Городской дворец культуры — там пристроили пандус, по которому можно заехать самостоятельно. Клуб ветеранов, ДК ФЭИ и музей оснащены специальными подъемными устройствами — инвалида встретят и помогут подняться ему на второй этаж. Правда, колясочники не очень-то пользуются этими благами. Потому что до учреждений культуры надо еще добраться. А это для многих весьма затруднительно. Зачастую нет возможности просто выбраться из квартиры.

«Я живу на втором этаже, — рассказывает 33-летний Дмитрий Чуляков. — Меня по лестнице на своей спине выносит на улицу друг. Есть специальные устройства, позволяющие передвигаться по лестнице самостоятельно, но они стоят от 200 тыс. руб. — не по карману. Последний раз на улице был 4 июня. Любая поездка превращается в событие». Гулять по Обнинску инвалиду-колясочнику не просто. Например, пеший переход через дорогу. С одной стороны есть съезд для коляски, а с другой стороны — высокий бордюр. Самостоятельно его не преодолеешь, а машины несутся рядом — страшно. Новый район «Северный», с его слов, — сплошные препятствия. Хотя планировка новых районов, по идее, должна учитывать потребности инвалидов.

Колясочник Дмитрий Уханов, старший преподаватель ИАТЭ, живет тоже в новом районе 51а. Но этот район, с точки зрения маломобильного человека, ничуть не лучше старых: «До автобусной остановки добраться невозможно, особенно зимой». Главное непреодолимое препятствие в пути — бордюры. Уханов ведет большую общественную работу, ему приходится часто бывать в мэрии: «Чтобы въехать туда по пандусу, мне нужна помощь двух крепких мужчин».

Координатор программы «Доступный город», начальник управления социальной защиты Владимир Жарский от этого пандуса открещивается: «Его сделали, когда ремонтировали крыльцо здания администрации. Эта работа не финансировалась из средств программы». Мы обратились с вопросом, почему этот пандус непреодолим для инвалидов, к заведующему отделом материально-технического обеспечения администрации Александру Чернову. Он ответил, что по-другому нельзя было сделать технически. Хотя понятно, что такой пандус, это, мягко говоря, ошибка, и будем надеяться, что ее исправят в самое ближайшее время.

С 2011-го по 2015-й по программе «Доступный город» предполагается потратить порядка 100 млн руб. на то, чтобы инвалидам стало жить легче. Правда, более половины этих средств пойдет на «оказание адресной социальной помощи малоимущим и маломобильным гражданам». На формирование же «безбарьерной среды» запланировано всего 3,2 млн руб. На эти деньги оснастят специальными подъемниками Дом ученых, шесть библиотек и реконструируют тротуары.

«Мы сейчас заняты разработкой маршрутов передвижения колясочников, — говорит Владимир Жарский. — Глава администрации Александр Авдеев дал поручение проверить маршрут от мэрии до Дома ученых и устранить все препятствия для инвалидов-колясочников, чтобы они могли передвигаться самостоятельно». Еще Владимир Алексеевич обращается к заинтересованным лицам: «Сообщите нам по тел. 6-79-41 о тех бордюрах и плохих участках тротуаров, которые мешают передвигаться колясочникам. Мы примем меры». Еще недавно на улицах города появился первый автобус со специальным подъемником для инвалидных колясок. Ходит он по маршруту № 2. Но кто видел, чтобы в этом автобусе ехал колясочник? А все потому, что инвалиду подчас невозможно добраться от дома до остановки.

Как учиться?

«Доступный город — это не только свобода передвижения, — говорит директор реабилитационного центра «Доверие» Светлана Дробышева, — это еще возможность получить среднее и высшее образование, а самое главное — устроиться на работу». И проблем в этих сферах тоже немало.

Начнем с детских садов. Как говорит Светлана Николаевна, раньше был д/c № 13, теперь там управление архитектуры, он был специализированным и принимал всех детей-инвалидов с самыми тяжелыми патологиями, а сейчас для больных синдромом Дауна, ДЦП и многих других места нет. Соответственно, их мамы не могут выйти на работу. И это несмотря на то, что Россия подписала международную конвенцию о правах инвалидов и у нас принят закон о равных возможностях для людей с ограниченными возможностями. Светлана Дробышева приводит в пример Швецию, где с 1960 года действует закон, по которому любой ребенок-инвалид имеет право посещать детский сад, и не в специальной группе, а в обычной. Похоже, и у нас ситуация начнет меняться. Сотрудник управления образования Антонина Ерохина сказала, что с 1 сентября этого года детей-инвалидов будут принимать в любые сады по направлениям медико-педагогической комиссии. Со школами и проще, и сложнее. Светлана Дробышева рассказывает историю одного мальчика. Он, инвалид-колясочник, пошел в 1-й класс обычной школы и учился там три года, потому что уроки проходили в одном кабинете на 1-м этаже. А из 5-го класса пришлось уйти на домашнее обучение — началась кабинетная система, и как ему передвигаться по школьным этажам? А никак. Зато у него остались друзья, он числится в своем классе, иногда бывает на мероприятиях. «Он вошел в социум, что в этом случае очень важно», — говорит Светлана Дробышева.

Немало случаев, когда инвалиды-колясочники получают высшее образование. Дмитрий Чуляков окончил Международную академию современного знания. Дмитрий Уханов — ИАТЭ. И самая главная проблема, которая порой становится непреодолимой, как говорит Дмитрий Уханов, — транспортная. Как инвалиду добраться от дома до ИАТЭ? Как попасть в учебный корпус? Ему самому повезло — на занятия отвозил отец на машине, он же соорудил пандус у бокового входа. Но далеко не у всех есть такие возможности. Хотя было бы желание. Сейчас благодаря Интернету дистанционное образование не такая уж и редкость.

Как устроиться на работу?

В Обнинске есть молодой человек, больной ДЦП, кандидат математических наук. И это удивительно. А вот то, что он безработный, увы, удивления не вызывает. То, что многие инвалиды, в том числе и колясочники, не имеют работы, к сожалению, норма.

«Есть закон о квотировании рабочих мест для инвалидов, — говорит руководитель Центра занятости Татьяна Пелевина. — Но он выполняется не полностью. Предприниматели не стремятся создавать специальные рабочие места для инвалидов». «От них одна головная боль, — на условиях анонимности объяснил происходящее один обнинский бизнесмен. — Возни много, а отдачи мало. К тому же они болеют часто, а бюллетень надо оплачивать». Так что даже 50 тыс. руб. компенсации за прием инвалида на работу предпринимателей не вдохновляют.

«В прошлом году нам удалось трудоустроить шестерых инвалидов, — говорит Татьяна Пелевина. — В 2011-м — уже троих». Это немного, обращаются в Центр занятости людей с ограниченными возможностями в десять раз больше. А удавалось ли трудоустроить инвалида-колясочника? Со слов Татьяны Ивановны, за 20 лет работы Центра один такой случай был.

В Москве нещадно штрафуют предприятия, не выполняющие закон о квотировании, и на эти деньги создают рабочие места для инвалидов. Судя по вектору, рано или поздно эта практика придет и в Обнинск.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены