40-летние

Автор: 01 июля 2011 1068
40лет сегодня празднует не только сам «Сигнал» и его работники. Есть тут совершенно особые юбиляры: те, кто проработал на заводе — шутка сказать! — по 40 лет, с момента его основания. В сегодняшние дни, когда люди с легкостью меняют место работы, в такое трудно поверить, но на «Сигнале» целых 17 трудовых «ровесников» завода.

40лет сегодня празднует не только сам «Сигнал» и его работники. Есть тут совершенно особые юбиляры: те, кто проработал на заводе — шутка сказать! — по 40 лет, с момента его основания. В сегодняшние дни, когда люди с легкостью меняют место работы, в такое трудно поверить, но на «Сигнале» целых 17 трудовых «ровесников» завода. Честно говоря, их, по сути, даже больше — например, Евгению Михайловичу Гриханову не хватило каких-то трех недель, чтобы пополнить ряды «40-летних». Сейчас он возглавляет службу охраны труда, а было время — все кадры и вся огромная социалка завода проходили именно через него. «То была другая эпоха, — улыбается Евгений Михайлович. — Тогда заказов «Сигнал» не искал. Их размещала Москва — только выполняй. И нужды ни в деньгах, ни в материалах, ни в запчастях не знали — давали все, но и спрашивали строго». «Загружены были две смены, да и зарплата была выше, чем в среднем по городу, — подхватывает руководитель группы механической обработки Николай Васильевич Замятин. — Задачи ставились и решались грандиозные. Бывало, над комплексом защиты реактора целый цех трудился в течение года. Это были сложнейшие устройства — представить их может каждый, вспомнив фотографию пульта управления на АЭС. Все это делалось на «Сигнале». Стаж у Николая Васильевича более полувека, а записей в трудовой — всего две. Сначала работал на Урале у Мальского, а потом пришел на «Сигнал», когда того, по сути, еще не было. Квартировали в буквальном смысле в обычном городском доме на Комарова, 3 — в одной квартире сидел директор с замами, в другой — кадровики, в третьей — технические службы. Начинали с нуля, и главным было, конечно, не коробки возвести, а технологический процесс наладить. Оборудование подходило далеко не все, нужно было его доводить до ума на месте. Где монтировать, как монтировать — все проработки делались на голом еще месте. Успели в срок — школа Средмаша.

«Тогда атомная промышленность развивалась огромными темпами, — размышляет еще один «40-летний», руководитель группы сборки изделий Александр Александрович Казанцев. Он пришел на завод за полгода до его номинального рождения. — Сегодня ситуация совсем другая, спрос на приборы для атомпрома резко упал. И в этих условиях отраслевые научные институты, которые должны, по идее, заниматься наукой и разработкой новых технологий, стремятся все заказы забрать под себя: Средмаш оставил им неплохую производственную базу. Уверен, об этом должны думать прежде всего в руководстве страны: НИИ должны заниматься наукой, заводы — производством». «Свернуть» ветеранов с производственной темы дня сегодняшнего очень трудно, практически невозможно. Чувствуется, все нынешние проблемы тысячу раз переговорены и пережиты. «У нас нет иного выбора, как вернуться к атомной промышленности, — говорят они, — но на другом технологическом уровне. Сменить оборудование, подготовить кадры — и тогда получим крупные заказы, и предприятие заработает на полную». Какое время, по их мнению, мнению людей с полувековым стажем, было самым сложным? Это 2001 год, не раздумывая, говорят они, когда завод хотели раздраконить и распилить по частям. Не было бы завода. Про невыплату зарплат в то время они говорят во вторую очередь и не очень подробно: да, задерживали, да, месяца по четыре. Да, инфляция подъедала ее так, что на выплаченное можно было купить килограммов десять сахара, и все. Думали или нет уходить с завода? «Нет, — отрезает Замятин. — Это мое дело. Кто-то ушел на пенсию, кто-то — в коммерцию. Я не смог бы. Я технолог. И точка». А напоследок — удивительный факт. За всю историю через «Сигнал» прошло 19 000 человек — пятая часть сегодняшнего Обнинска. И 17 человек из этих 19 000 здесь с самого первого дня.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены