Один и без оружия

Автор: 21 февраля 2014 464

Участник войны вынуждена вести боевые действия против любителей покурить на лестничной клетке. ОВД в это время ищет законодательные зацепки, почему можно не вмешиваться.

Эта история началась давно, чуть ли не пять лет назад, когда у Дины Романовны Антоновой, проживающей в доме №2 по улице Энгельса, появился новый сосед — Андрей Язиков.

Участник войны вынуждена вести боевые действия против любителей покурить на лестничной клетке. ОВД в это время ищет законодательные зацепки, почему можно не вмешиваться.

Эта история началась давно, чуть ли не пять лет назад, когда у Дины Романовны Антоновой, проживающей в доме №2 по улице Энгельса, появился новый сосед — Андрей Язиков. И он, и его друзья и визитеры стали курить на лестничной клетке и в сушилке, очевидно, полагая, что это не место общего пользования, а продолжение его собственной квартиры. А квартира Дины Романовны находится как раз напротив — понятно, весь дым тянется к ней в квартиру.

С такой ситуацией сталкивались многие. И мало кому нравится, когда дымят возле его двери. И способы борьбы с этим явлением существуют разные. Бывает, достаточно попросить не курить, и вежливый сосед извинится и больше не будет так делать. Но это, честно скажем, редкий случай. Обычно начинается реальная гражданская война. И тут уж все зависит не только от высоты морального духа воюющих сторон, но и от их физической подготовки. Например, известен случай, когда одна наша горожанка предупреждала-­преду­преждала соседа, а потом, когда он закурил в очередной раз, взяла ведро холодной воды, распахнула дверь, да и вылила прямо на молодого человека. Тот немного покричал… Но курить в подъезде после холодного душа перестал.

Дина Романовна этот способ борьбы применить не может — росточка она небольшого, телосложения субтильного, да и возраст уже не позволяет ведра таскать. Поэтому она стала жаловаться «по инстанциям». Депутаты и общественники к ее жалобам проявили внимание — и не удивительно, ведь за помощью обращалась участник войны, пожилой человек. Стали выходить на место, разбираться. За эти годы у Язикова уже побывали не только представители городского Собрания, но и члены Совета ветеранов и даже его председатель.

Однако никаких реальных последствий у переговорного процесса не обнаружилось. Язиков ушел в глухую оборону, совесть его разбудить не удалось.

И вот наконец­-то негативное отношение к курению нашло отражение в российской правовой политике. Дина Романовна следила за развитием антитабачной кампании, начатой на самом высоком государственном уровне. С радостью реагировала на законодательные начинания, чтобы от последствий вредной привычки страдали ее рабы, а не люди, которые просто находятся рядом. Наконец, долгожданный федеральный закон, ограничивающий курение и предусматривающий санкции для курильщиков в подъездах и других общественных местах, вступил в силу. Казалось бы, ситуация, растянувшаяся на много лет, должна разрешиться.

Но не тут-­то было. Язиков продолжает курить по 10­-12 раз в день и делает это совершенно открыто и не таясь. На лестничной площадке пятого этажа дым порой стоит буквально столбом. Дина Романовна обращалась в полицию, прокуратуру, к пожарным, в управляющую компанию…. Эффекта ноль. Курение в подъезде беспокоит не только Дину Романовну. Дышать вредным для здоровья дымом не хотят и другие ее соседи. Протестную бумагу против табакокурения подписали многие собственники квартир в подъезде.

«... Язиков и его семья грубят пенсионерке, посылают откровенными нецензурными словцами — эта когорта молодых, сильных людей устроила настоящую войну маленькой сухонькой старушке. Для нее выход или приход домой превратились в ежедневное испытание нервов и силы воли, — рассказывают друзья Дины Романовны. — Когда-­то она приписала себе несколько лет, чтобы пойти на фронт. Она защищала будущее Родины, пожертвовав своим детством! Почему мы видим такое равнодушное отношение структур, обязанных поддерживать порядок к этой ситуации?»

Этот вопрос мы задали в ОВД города Обнинска. Сначала нам объяснили, что участковый постоянно проводит беседы с Язиковым, но дальше этого пока зайти не может. И сослались на антитабачный закон: мол, необходимый параграф вступит в силу только летом. Мы возразили, что ограничение запрета курения в подъездах «работает» с января — такова на самом деле буква закона. Сослались на опыт других регионов страны, в том числе Москвы, где действует акция «Некурящий подъезд»: на борьбу с курильщиками может выйти любой желающий. Если тот не реагирует на устное замечание, его можно сфотографировать и обратиться к участковому инспектору, чтобы привлечь правонарушителя к ответственности — за курение в подъездах и местах общественного пользования преду­смотрен штраф от 500 до 1500 рублей.

В ОВД Обнинска продолжали спорить. Мы были вынуждены обратиться за разъяснениями к юристам. Они были единодушны — курить в подъездах нельзя. «Соответствующий пункт закона вступил в действие 1 января, — поясняет, в частности, руководитель КРОО «Защита прав потребителей» Александра Бандерова. — А порядок наложения штрафов установлен КоАП с 15 ноября прошлого года». Казалось бы, кто, как не правоохранительные органы должны разбираться в законах, иначе как их применять?

Наконец, в полиции признали очевидное. Но тут же выдвинули другую причину, почему ветерану войны нельзя помочь. «Согласно п.1 ч.2 ст.28.3 КоАП РФ, — гласит официальный ответ ОВД, — определен перечень статей КоАП, по которым сотрудники полиции уполномочены составлять протоколы об административных правонарушениях. В данный перечень ст.6.24 КоАП РФ (нарушение установленного федеральным законом запрета курения табака на отдельных территориях, в помещениях и на объектах) не входит». Проще говоря, следить за этими нарушениями — не дело полиции. Но при этом скромно умолчали: список, на который они ссылаются — дополнительный. А основные обязанности полиции перечислены в статье 23 того же КоАП, где ссылка на пункт 6.24 как раз стоит на первом месте. Впрочем, имеет ли смысл устраивать юридическую дискуссию на эту тему, ведь привлечь к ответственности курильщика вполне можно было и до принятия антитабачного закона, по другим правовым нормам?

Дело совсем в другом. Получается, самые различные службы, чья непосредственная задача — защищать интересы человека, ищут не способ ему помочь, а причины, по которым можно от этого уклониться. И редакционная почта полна такими примерами. Случай Дины Романовны — лишь один из них.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены