Я дойду до Страсбурга

Автор: 11 января 2013 1716

Юристы говорят о сложностях подачи иска в Страсбургский суд. Но обычные обнинцы успешно с этими трудностями справляются и даже выигрывают дела.

Недавно в Европейском суде по правам человека проходил семинар, на котором адвокатов из России обучали тонкостям подачи исков в Страсбург. При том, что около 90% поступивших жалоб «отсекаются» еще на самой первой стадии, не доходя до принятия дела к производству, обсудить было что.

Юристы говорят о сложностях подачи иска в Страсбургский суд. Но обычные обнинцы успешно с этими трудностями справляются и даже выигрывают дела.

Недавно в Европейском суде по правам человека проходил семинар, на котором адвокатов из России обучали тонкостям подачи исков в Страсбург. При том, что около 90% поступивших жалоб «отсекаются» еще на самой первой стадии, не доходя до принятия дела к производству, обсудить было что.

От Обнинска в Страсбург ездил адвокат Сергей Исраэлян. «Пока в моей практике не было дел, по которым мы бы обращались в Европейский суд по правам человека, — говорит Сергей Григорьевич. — Теперь, возможно, по некоторым клиентам возникнет такая перспектива».

По словам адвоката, основная ошибка состоит в том, что люди не понимают — Европейский суд не занимается оценкой доказательств. Бесполезно жаловаться, допустим, на неполное исследование нашими российскими судами обстоятельств дела.

И еще один крайне важный момент: не принимаются жалобы на частные или юридические лица. «Призвать к ответу» можно только государство, в том случае, если речь идет о нарушении Европейской конвенции о защите прав человека. Перспективы есть у тех, кто, допустим, жалуется на пытки в полиции или на то, что рассмотрение его дела в суде затягивается на долгие годы, чем нарушается право любого гражданина на судебное производство в разумные сроки и на некоторые другие нарушения прав человека.

Подавать иск можно после того, как испробованы все возможности судебной защиты в своем государстве, не позднее шести месяцев после вынесения окончательного решения по делу. Если это правило нарушено, жалоба отклоняется с формулировкой «неисчерпание средств защиты».

Юристы говорят, что при подаче дел в Европейский суд по правам человека существует множество подводных камней — как специализированного, так и просто житейского характера. Например, для повышения шансов на успех неплохо бы отвезти свое обращение в Страсбург — чтобы сотрудники суда подсказали, как правильно составить заявление. В общем, все очень непросто. Так что в Москве за подачу такого рода жалобы берут весьма серьезные суммы — до 300 тысяч рублей. Причем деньги платятся только за составление искового заявления, и никто, разумеется, не гарантирует, что его примут к производству.

В прокуратуре Обнинска с адвокатами в этом вопросе солидарны. Мол, подача исков в Страсбург — дело сложное и мало перспективное. «На моей памяти была только одна жалоба в Европейский суд по правам человека по делу, по которому мы ранее проводили проверку, — говорит прокурор Обнинска Михаил Нарусов. — Результат был отрицательным, насколько мне известно, иск не приняли к рассмотрению. Вот в Верховном суде РФ обнинские дела рассматриваются нередко. Были даже прецеденты, когда Верховный суд выступал в качестве суда первой инстанции».

Так что же, обнинцам в Страсбурге делать нечего? Именно такое мнение складывается после бесед с юристами. Но обычные жители очень убедительно опровергают эту теорию. Чернобылец Александр Доколин с первой попытки выиграл дело в Европейском суде по правам человека. Суть вопроса — невыплата положенных по закону пособий. Как ему это удалось? «Самообразование, — скромно отвечает Александр Лавретьевич. — Все необходимое есть на сайте Страсбургского суда». Чернобылец внимательно изучил теорию, составил исковое заявление и отправил по почте заказным письмом. Сообщение о том, что дело принято к рассмотрению, пришло через полтора года. Затем приходили письма с вопросами, уточняющими состояние дела на тот момент, ведь суды чернобыльцев продолжались. Да-­да, в данном конкретном случае это не послужило причиной отказа, поскольку речь шла о неисполнении государством своих обязанностей.

В итоге Александр Лаврентьевич отпраздновал победу: он получил не только невыплаченную сумму, но и компенсацию морального ущерба. Точно так же дела закончились для многих других обнинских чернобыльцев — всего в Европейском суде по правам человека было около 40 аналогичных дел, и решения по ним принимались одинаковые, положительные.

«Я потом подавал в Европейский суд еще одно заявление, — говорит Александр Доколин. — Но тут мне, кажется, не повезло. Уже три года прошло, а ответа нет. Наверное, жалобу отклонили».

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены