ДОЛГая история

Автор: 28 января 2011 1818

Незадолго до Нового года в службе судебных приставов произошло приятное событие: с одной старушкой расплатился, наконец-таки, молодой человек, сбивший ее на машине. История тянулась многие месяцы: пожилая женщина пострадала в аварии, но ее виновник никак не хотел выплачивать деньги на лечение. Причем, сама старушка, подавая в суд, просила не так уж и много — 50 тыс. руб. компенсации за лекарства. Но что удивительно — в ходе разбирательств эти 50 тыс. превратились в 150 тыс. Присудить-то присудили, а попробуй — вытряси деньги с должника, который, кстати сказать, сам юрист! Юлил молодой человек до последнего: то указывал в документах адреса, по которым не живет, то просто игнорировал вызовы судебных приставов. Пострадавшая старушка даже сама провела мини-расследование и установила реальное место жительства должника — а все равно: платить отказывался. Но буквально за три дня до Нового года все же перечислил нужную сумму на счет пожилой женщины.

Незадолго до Нового года в службе судебных приставов произошло приятное событие: с одной старушкой расплатился, наконец-таки, молодой человек, сбивший ее на машине. История тянулась многие месяцы: пожилая женщина пострадала в аварии, но ее виновник никак не хотел выплачивать деньги на лечение. Причем, сама старушка, подавая в суд, просила не так уж и много — 50 тыс. руб. компенсации за лекарства. Но что удивительно — в ходе разбирательств эти 50 тыс. превратились в 150 тыс. Присудить-то присудили, а попробуй — вытряси деньги с должника, который, кстати сказать, сам юрист! Юлил молодой человек до последнего: то указывал в документах адреса, по которым не живет, то просто игнорировал вызовы судебных приставов. Пострадавшая старушка даже сама провела мини-расследование и установила реальное место жительства должника — а все равно: платить отказывался. Но буквально за три дня до Нового года все же перечислил нужную сумму на счет пожилой женщины.

Что же произошло? «На самом деле, перед праздниками многие люди часто хотят расплатиться с долгами, — говорит замначальника отдела-замстаршего судебного пристава Елена Демченко. — Но причина вовсе не в том, что они не хотят тащить старые долги в Новый год. Часто горожане выезжают в праздники за рубеж, и долги являются серьезным препятствием. В общем, ограничение выезда — мера действенная. Хотя порой люди тянут до последнего — оплачивают в последних числах декабря. Увы, это еще не гарантия свободного перемещения: данные о том, что человек рассчитался, могут не сразу поступить во все базы, так что мы всегда рекомендуем людям платить своевременно».

В последний год дел стало больше и обнинские судебные приставы объясняют это как «кризисными» долгами, так и коммунальными: как раз в прошлом году обнинские управляющие компании стали массово подавать в суд на неплательщиков, выигрывая сотни и даже тысячи дел, что называется, «одним махом». Есть должники довольно сложные: это и должники, с которых нечего взять, а также люди, местонахождение которых не удается установить. Бывают случаи, что приставы даже знают, где фактически проживает человек, но все повестки, присланные на тот адрес, он упорно игнорирует и всегда может найти оправдание — мол, я там не зарегистрирован, ничего не знаю и ничего не получал. Среди должников есть и юрлица — те, чей бизнес прогорел во время кризиса. У них не только обязательства по кредитам, но и долги по зарплате перед бывшими сотрудниками.

Имущество, на которое можно наложить арест, уже давно распродано, но всех долгов оно не покрыло — так они и тянутся уже который год. Сами же неплательщики только разводят руками: мол, это не я виноват, кризис! Но, как говорится, если бы было желание — руководитель нашел бы тысячу способов решить проблему, а если желания нет — тысячу «отмазок». Впрочем, отсутствие персональной ответственности за долги — характерная черта всех должников. Не так давно московские судебные приставы составили типичный портрет столичного должника: это мужчина 30-45 лет с заработком около 40 тыс. руб., часто (раз в полгода) меняющий работу, — в основном потому, что неоплаченные долги, как тень, идут за ним с места на место и не дают сформировать имидж приличного человека — у такого всегда виноваты обстоятельства, а не он сам.

«В целом типичный обнинский должник ничем не отличается от столичного — разве только зарплатой, — говорит Елена Демченко. — Она у нас, разу-меется, ниже, чем в столице, и в среднем типичный обнинский должник зарабатывает 20-25 тыс. руб.» Впрочем, должник должнику рознь. Под типичное описание попадает алиментщик, должник по кредитам или человек, который обязан по суду возместить ущерб, скажем, после автомобильной аварии. А вот коммунальные должники стоят особняком: порой с них даже нечего взять. «Есть определенный перечень имущества, который мы можем описать, а есть необходимый минимум, который мы обязаны оставить: это посуда, спальное место, предметы первой необходимости, — поясняет Демченко. — Описываем бытовую технику, автомобили. Но это далеко не всегда удается сделать. На том же самом автомобиле должник может кататься по доверенности — по документам это уже не его имущество. Да и не так много жестких инструментов для взыскания. В нашем регионе, к примеру, отсутствует практика принудительного выселения должников за квартплату. Да и в целом по стране это единичные — исключительные — случаи. Во-первых, нет жилья, в которое можно так переселять, а во-вторых, чаще всего неплательщиками являются жильцы коммуналок — и куда их выселять? В будку на улицу? Так нельзя. Впрочем, это проблема федерального уровня. Пока же мы задействуем те рычаги, которые нам доступны».

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены