Аварийная ситуация

Автор: 22 марта 2013 667

Власть пошла на уступки жителям разрушающегося дома Менделеева, 8 — его обещают расселить.

У двухэтажного дома Менделеева, 8, расположенного в Старом городе, долгая история — он появился в Обнинске, когда города как такового еще не было — в 1937 году. Его построили для воспитателей Испанского детского дома.

Дом деревянный, и лет 15 назад он начал гнить. Его стены поразил грибок, который несколько бревен здания превратил в труху.

Власть пошла на уступки жителям разрушающегося дома Менделеева, 8 — его обещают расселить.

У двухэтажного дома Менделеева, 8, расположенного в Старом городе, долгая история — он появился в Обнинске, когда города как такового еще не было — в 1937 году. Его построили для воспитателей Испанского детского дома.

Дом деревянный, и лет 15 назад он начал гнить. Его стены поразил грибок, который несколько бревен здания превратил в труху. Более всего пострадала квартира № 1, в которой живет инвалид­-чернобылец Михаил Павлович Беляков — в стене, отделяющей комнату от лестничной клетки, образовалась дыра, которая год от года увеличивалась, и сейчас в нее вполне может пролезть человек. Ее, правда, закрыли металлическими листами — но это вовсе не решение проблемы. Еще беда — у дома нет подвала, доски пола первого этажа находятся всего в нескольких сантиметрах от земли. Не удивительно, что пол тоже сгнил. Чтобы второй этаж не рухнул на первый, Беляков поставил в упор между полом и потолком четыре бруса — вот такая квартира, собственником которой, к слову, является муниципалитет.

Несмотря на критичность ситуации, дом признали аварийным только в этом году. До этого в официальных документах его называли «домом, не пригодным для проживания». А это вовсе не одно и то же. Дело в том, что только аварийный дом требует обязательного и срочного расселения с предоставлением людям равноценного жилья. А «дом, не пригодный для проживания» никого ни к чему не обязывал, да и формулировка эта довольно размытая. Потому что по степени износа жилых зданий есть понятие «ветхое» (жить в нем еще можно) и «аварийное» (жить нельзя).

Почему городская власть долгие годы не признавала дом аварийным, понять можно. Там 12 квартир, и, чтобы их расселить, за деньги местного бюджета нужно купить такое же количество равноценного по площади жилья, а на это нужны большие средства.

В конце концов, в 2011 году, власть приняла решение о капитальном ремонте здания с временным отселением людей в маневренный жилой фонд — в общежитие Ленина, 73. Народ съезжать отказался категорически. Во­-первых, людям толком не объяснили, в какие сроки планируется сделать ремонт, а, во­-вторых, переезжать из отдельных квартир в общагу с общим туалетом и кухней никто не захотел.

После этого начались судебные процессы. Сначала власть подала иск о принудительном выселении жильцов и проиграла. Но была написана кассационная жалоба, и суд второй инстанции встал на сторону городской администрации. Это решение вступило в законную силу. Однако оно не исполняется. «Уже несколько раз приходили судебные приставы, — рассказывает Михаил Павлович. — Они просили подписаться в том, что я извещен о судебном решении. Но пока нас не выселяют».

Возможно, и не будут выселять — кому нужны громкие скандалы? Да и вектор решения наболевшего вопроса сменился: власть решила, что капитальный ремонт этого дома бесперспективен, его надо просто снести, а людям дать новое жилье.

«Мы намерены в этом году подготовить программу расселения людей из дома Менделеева, 8 аналогично уже действующей программе на ул. Комсомольской», — сказал Александр Авдеев. Это означает, что людям дадут новые квартиры, а застройщики, которые их предоставят, получат землю под строительство на месте аварийного дома. Но, как подчеркнул мэр, пока это только намерение, план действий, окончательно вопрос еще не проработан. Тем не менее, надежда на человеческое и справедливое решение проблемы появилась.

Ну, а что сейчас делать людям? По мнению мэра, им все­-таки лучше исполнить судебное решение и временно переселиться в общежитие: «Пока балкой кого-­нибудь не придавило». Однако тот же Беляков настаивает на своем: «Как я, инвалид 2­-й группы, буду там жить? Хоть расстреливайте, в общежитие не перееду». Понять человека можно, ведь никаких письменно закрепленных гарантий получения новой квартиры он не имеет.

Этот кризис может разрешиться только скорейшим принятием программы расселения. О ее деталях мэр Александр Авдеев расскажет жителям аварийного дома лично: «Я их жду, пусть придут на прием».

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены