«Наташенька, вот она я» — откровенный рассказ беженки из Мариуполя

Автор: 18 августа 2022 2480
Морской бульвар. Здесь восемь лет находились «азовцы» Морской бульвар. Здесь восемь лет находились «азовцы»

 

Светлане Гавриловне 75 лет, ветеран труда, всю жизнь работала с детьми — от воспитателя детского сада до заведующей. 31 марта она спаслась от бомбежек, прорвавшись в Россию, а до этого 21 день просидела в подвале мариупольской многоэтажки, которая находится прямо напротив завода «Азовсталь». Женщина восемь лет видела, как азовцы обстреливают Донбасс, и ждала, что когда-нибудь этот нарыв прорвется.

В Обнинске Светлана Гавриловна живет у дочери с зятем, и очень переживает, что вынуждена сидеть у них на шее. Несмотря на все уверения властей — мол, беженцам открыт «зеленый коридор» для получения гражданства — она уже три месяца не может стать гражданкой России, а значит, не получает пенсию. Это сухие факты.

А дальше идет ее рассказ, который не хочется комментировать и «разбавлять» какими-то рассуждениями, настолько сильное впечатление он производит. Приводим его от первого лица.

Страшный сон

Это было ужаснее, чем в самом страшном сне. Мы вместе с соседями жили в подвале, приходилось ходить по воду к ближайшей церкви — там давали техническую, а для питья раздавал мужчина, у которого во дворе был свой колодец. Я могла принести за один раз всего 12 литров — это и приготовить, и помыть посуду, и самим помыться. Однажды по дороге обратно нас накрыло обстрелом, страшный грохот, побежали, а когда оглянулись, увидели — в то место, где были несколько секунд назад, попал снаряд, прямо в людей. Проходила там снова через несколько дней, к тому времени почти все тела забрали, только одна женщина так и осталась лежать.

Не все прятались в подвале, некоторые оставались в своих квартирах, хоть это и очень опасно. Сосед с восьмого этажа погиб при обстреле: закрыл своим телом жену и сына. Те оба были ранены, но хоть живы остались. Еще одному соседу «прилетел» осколок в живот, хорошо, удалось вовремя переправить в больницу.

Морской бульвар. 2022 год

Бои становились все ожесточеннее. Я поняла — придется уезжать. Меня соседи с собой забрали, машина их повреждена при обстрелах, без стекол, а на дворе март, холод жуткий. Но как-то доехали до Донецкой области, Новоазовска. И только оттуда я, наконец, смогла позвонить родным — в Мариуполе-то связи не было.

Встреча

Дочка месяц моего голоса не слышала, не знала, жива ли я. Они с зятем уехали в Россию еще в 2014 году, сейчас живут в Обнинске, а работают в Малоярославце. Жилье снимают, свое только строится, ипотеку взяли. На работе все за нее и за меня переживали. Я звоню — «Наташенька, я вот она», дочка плачет, все плачут, кто разговор слышал.

Я вообще первые дни не понимала, в каком мире оказалась, я ж в буквальном смысле из подвала вылезла, не сразу можно привыкнуть. Дочка с зятем на работу уехали, я осталась, и понять не могу — что мне делать дальше, куда идти? Позвонила в МЧС, говорю, помогите мне, спасатели. Так со мной буквально через несколько минут связался сотрудник, все объяснил — куда обращаться, как действовать. Потом мне еще из МЧС звонили, узнавали, как мои дела, на парад 9 мая пригласили.

Азовцы — сволочи

Документы на гражданство я подавала в начале мая в многофункциональном миграционном центре в Боровском районе. Очень внимательно ко мне отнеслись, приятно вспомнить. Конечно, у меня все, что нужно, с собой было — ну как можно заранее документы не собрать? Мой дом в Мариуполе стоит на горочке, а дальше спуск к морю, и там детские сады, школы, лагеря. «Орленок» был очень известным лагерем, его азовцы, сволочи эти, еще в 2014 году заняли.

И школу олимпийского резерва тоже — поставили огромный забор, на воротах свастика, военная техника внутрь заезжает. И оттуда все эти годы лупили по Донбассу. Ну вот скажите, каким дураком надо быть, чтобы не понять: рано или поздно за этими фашистами придут, и тихо-мирно они не сдадутся. Вот и собрала заранее в папочку все документы, чтобы схватить — и бежать можно было.

Теория и практика

У меня дочь, зять и внук граждане России. Казалось бы, все должно очень быстро решиться, везде же говорят, что для беженцев порядок упрощенный. А на самом деле с кем ни разговариваю — а в Обнинске есть люди из Мариуполя, Попасной, Рубежного — ни у кого без препятствий не обходится. Я познакомилась в миграционном центре с женщиной из Узбекистана. Спрашиваю: а у тебя дом там есть? Да, говорит, есть. А у меня ничего нет. Квартира полуразрушена, ни света, ни воды, ни газа. Я бы и жила там, да как? И вот мы с той женщиной вроде бы в равном положении, обе ждем гражданства.

Представьте, каково мне три месяца без пенсии. Конечно, я сыта, обута-одета, да ведь я вижу, как родным тяжело: и за съемное жилье платить, и за ипотеку, а тут еще я… Очень хочется им помочь, только без документов и на работу не устроишься. И пенсии нет. Спасибо, люди вокруг помогают, гуманитарную помощь дают…

Документы мои на рассмотрении в Калуге, в отделе по вопросам гражданства. Я туда уже сколько раз звонила, и все без толку, отвечают с раздражением — ждите, вас много, по закону срок рассмотрения еще не истек. Я понимаю, закон, только неужели нельзя войти в положение таких, как я? Я уже думаю уехать обратно в Мариуполь, правда, соседи, которые там остались сторожить жилье своих сыновей, пишут — даже не думай. Свет вроде бы дали, а потом опять выключили, воды нет, газа нет, а впереди зима…

P.S. Разве такой рассказ кого-то может оставить равнодушным? Ведь на словах все чиновничьи структуры говорят о зеленом свете для беженцев с Донбасса, о том, как им буквально со свистом оформляют нужные документы. А на деле выходит обычная песня — «ждите, законный срок рассмотрения не истек».

Конечно, нам захотелось ускорить процесс рассмотрения документов. Редакция связалась с отделом по вопросам гражданства. Там нам сообщили, что с началом спецоперации количество обращений выросло более чем в два раза. «Мы стараемся, но физически не успеваем». И это на фоне заверений, что беженцам оказывается всяческое содействие для скорейшего решения их вопросов. Почему нельзя увеличить число сотрудников? Ответа мы не получили.

Сейчас, как нам сообщили, закончили рассмотрение документов, поданных в мае. Значит, ответ Светлане Гавриловне должен прийти со дня на день. Мы будем держать ситуацию на контроле.

Пример HTML-страницы
© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены