Пандемия, меняющая мир

Автор: 19 мая 2020 1038
Пандемия, меняющая мир

Коронавирусная инфекция изменит не только бытовые привычки. Она может подтолкнуть и социальные перемены

«Мир теперь не станет прежним» — эту фразу сейчас можно услышать часто, мол, пандемия изменит и человечество, и каждого человека в отдельности — поменяются и правила поведения, и индивидуальные привычки. Чего нам всем ждать? На эту тему мы поговорили со знатоком человеческих душ, кандидатом медицинских наук, врачом-психотерапевтом Виктором Чудаковым.

Новая среда. Виктор Михайлович, мир изменится?

Чудаков. Безусловно. Посмотрите на историю ХХ века — нет постепенного развития, мы видим движение скачками. Наше планетарное коллективное бессознательное устроено так, что оно каждые приблизительно 25 лет, срок одного поколения, требует перемен. И это проявлялось в агрессии, войнах. Так было перед Мировыми войнами в 1914 и 1939 году. Мы были на грани очередной войны в начале 1960-х, а в 90-х годах перекроили значительную часть Восточной Европы и позволили разрушить СССР.

После таких катастроф наступает не просто оттепель, а прямо противоположная фаза. И значительные изменения каждый раз происходят во всех сферах общества — его экономике, политике, культуре, морали.

Вспомните послевоенные 20-е годы — просто перечислю навскидку: фокстрот, джаз, Лига Наций, профсоюзы, женщины обнажили щиколотки, законы о запрете детского труда, медицинское страхование, смешанные браки. И глобальный пацифизм. Даже когда в 1919 году известный австрийский философ Освальд Шпенглер сказал, что новая война начнется через 20 лет — как только вырастет поколение, не знавшее войны, все расценили это не более чем шутку.

В 60-е не было глобальной катастрофы, но как поменялся мир в это десятилетие! Для психологов это даже не рок, хиппи, отмена сегрегации и прочее. Самое неожиданное — идеальный образ женщины стал иным, пришла хрупкая подросток Твигги. Это стало революцией в инстинкте продолжения рода.

И сейчас мир очередной раз стоит на пороге ожидания глобальных перемен. При этом нынешнее поколение не хочет убивать. В 2014 году случился мусульманский исход в Европу. Казалось, что будет взрыв, но все затихло.

И вот пришел Ковид-19. Весь мир в состоянии войны, но она сейчас ведется по совсем другим законам. Впервые героем «сражений» становится медик, врач. Представитель самой гуманной профессии на Земле. Это раз. Второе, мы не убиваем врагов, мы спасаем живых. Думаете, большинство правительств не понимает, что страдает экономика? Понимает, но все равно мы ради жизней идем на значительные ограничения. Обычная война — это зло и убийство. Нынешняя — милосердие и жизнь.

Неужели после этого мы останемся прежними? Мы уже в этой войне не приемлем агрессии. Посмотрите, как смеются над Трампом, который провоцирует экономическую войну с Китаем и обвиняет его в создании вируса. Или как сети полны не злобы, а скорее сарказма к неуклюжим штрафам в Москве.

Новая среда. Спикер Госдумы Володин погордился тем, что наша система здравоохранения лучше американской. Потому что там смертность от коронавируса в разы выше, чем у нас.

Чудаков. Я, конечно, не вирусолог, чтобы давать какие-то оценки, но попробую. Есть факторы, о которых общеизвестно: вирус пришел в нашу страну позже Европы, успели во многом подготовиться, уже есть опыт проб и ошибок других стран, может, и штамм чуть другой или наша генетика другая. Но мне кажется, что существенно еще и то, что наша медицина более человечная, душевная, что ли. А это важнейший фактор в выхаживании этих больных. Не зря так с трудом прививается у нас в среде врачей это современное протокольное, схематизированное лечение.

Новая среда. Давайте спустимся на бытовой уровень. Пандемия поменяет людей?

Чудаков. На какое-то время мы изменим привычки. Будем сохранять дистанцию. Перестанем обниматься и целоваться при встрече на улице. Сократим посещение общественных мест. Минимизируем общение с друзьями. Как надолго? Испанка продолжалась три года. Сколько продлится нынешняя пандемия, никто не знает.

 Новая среда. Хорошо, пройдет четыре года, мы и тогда будем шарахаться друг от друга?

Чудаков. После окончательной победы над коронавирусной инфекцией — нет, не будем. Человек — существо социальное. Все вернется на круги своя. Хотя, возможно, напротив, мы больше будем ценить общение, человеческую жизнь. Свою и чужую. Наверняка по-другому будем относиться и к своему здоровью.

А останется ли дистанцирование? Хочется про другое дистанцирование сказать. Вы не заметили такую особенность? Наряду с влиянием менталитета прослеживается еще одна закономерность: там, где правительство менее «дистанцировано» от народа, как-то все более позитивно. Очевидно, доверие является крайне существенным фактором. Сложно сказать, что будет после войны. Как учит история, изменения всегда неожиданны. Но уже в ближайшее время, чтобы сохранить это доверие, большинству стран и всему миру придется пойти на создание более влиятельных экспертных структур в области медицины, экологии.

Какие перемены возможны в России? У нас крайне нестабильно последние 100 лет: монархия, НЭП, сталинизм, оттепель, социализм, развитой социализм, перестройка, передел собственности. Соответственно, огромное подсознательное желание покоя. Мы же не зря в большинстве своем «вещизмом» страдаем. Вещи для нас — символ стабильности. С другой стороны, у нас «суверенная демократия» (от фр. souverain — высший, верховный, феодал) одним названием вызывает так называемый когнитивный диссонанс. Отсюда стабильность есть, а спокойствия нет. Такова, наверное, участь России — всех удивлять.

Новая среда. Семья, как социальный институт, как переживет пандемию? Пишут о том, что в Китае из-за режима строгой изоляции возросло число разводов. Как будет у нас?

Чудаков. Если люди в семье близки друг к другу, ничего страшного у них не случится. Напротив, ближе станут. Но если в изоляции у супругов мало точек соприкосновения, риск развода повышается. Семьи, существующие только ради детей, где муж с женой в лучшем случае общаются 10 минут в сутки за ужином, уже во многом нестабильны и режим изоляции может ускорить этот процесс.

Новая среда. Происходит ли сейчас обострение душевных болезней из-за пандемии?

Чудаков. Сейчас начинается рост. Это прежде всего депрессии различного рода. Сама по себе депрессия включает в себя симптомы депривации и в условиях изоляции начинает цвести пышным цветом. Как раз прошло почти два месяца. Первый месяц напротив, в условиях острого стресса, часть расстройств исчезла, но это было предсказуемо. Во время Второй Мировой войны депрессии практически не встречались. И еще особенность — сейчас идет смена приоритетов: страх потери финансовой стабильности стал превалировать над страхом заболеть. На всякий случай многие страны разворачивают дополнительные силы психологической помощи. Если все это продлится несколько лет, нагрузка на пси-сферу возрастет.

Увидим ли мы в отдаленном периоде так называемое посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)? Его еще называют «вьетнамским» или «афганским» синдромом. Навряд ли. Другая война. Как только закончится пандемия, все быстро придет в норму.

Новая среда. В интернете разместили видео о том, как голый мужчина разгуливает по Малоярославцу. Комментаторы пишут: «Вот до чего довел человека коронавирус»!

Чудаков. Я видел это видео. Человек явно больной, скорее всего, шизофренией. Пациенты именно с этой патологией самые многочисленные в психиатрической службе. Обострения эндогенных болезней не связаны с внешними факторами, так что нынешняя ситуация здесь ни при чем. Однако, вполне возможно, бредовые идеи могут сменить тему, и больной из «Наполеона» превращается, допустим, в «спасителя человечества от коронавируса». Частота же болезни не изменится.

 

 

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены