Почему погиб «Курск»

Автор: 20 октября 2015 784
Почему погиб «Курск»

Адольф Гончаров: «Во всем виноват один-единственный матрос».

Капитану 1-­го ранга Адольфу Гончарову — 79. Давным­давно в отставке, а в 70­-80-е ­годы служил заместителем начальника обнинского Учебного центра ВМФ по учебной части. Именно он руководил подготовкой экипажей атомных подводных лодок. Именно ему было суждено изменить систему подготовки так, что, как многие убеждены, наши экипажи стали лучшими в мире. О том, как это было, Адольф Сергеевич рассказал в городском музее на встрече с людьми, интересующимися краеведением.

«Уметь — знать»
Как сказал Гончаров, первые десять лет работы Центра преподавание в нем строилось по традиционному принципу — лекции, а потом экзамены. Было много теоретических занятий, и офицеров пичкали знаниями, которые им были не нужны.
В то же время (а это середина 60­-х) на атомном подводном флоте участились аварии и поломки. «95% их происходило по вине личного состава», — уверен Гончаров.
Что делать? Он предложил совершить «революцию» в подготовке экипажей. Для каждого офицера­-подводника предстояло определить, что он обязан уметь. А под это умение необходимо вооружить его знаниями, подкрепленными практическими навыками. Так родилась формула «уметь — знать».
Эту идею одобрили в Главном управлении боевой подготовки. С благословения флотских начальников началась серьезнейшая перестройка учебного процесса. «Я поясню на примере, — сказал Гончаров. — Командиру лодки читали 40-­часовой курс об устройстве турбины, из чего сделаны лопатки и т.д. А зачем ему это? Командир должен уметь переключать режимы работы турбины и знать, как это делать. Все!»

Государственная премия
Главным в обучении стала практика. «Какая была подготовка на кораблях Петра I? — рассказывал Гончаров. — Матросов гоняли по реям, учили поднимать и снимать паруса. Канониров учили стрелять из пушек на качелях, имитирующих морскую качку. Поэтому и мы стали создавать тренажеры. Эта идея увлекла людей настолько, что они работали, как сумасшедшие. Мичманы забыли, что у них есть огороды». Результатом стал наземный прототип подводной лодки, на котором отрабатывались внештатные ситуации. За эту титаническую работу два представителя Учебного центра, в том числе его командир Леонид Осипенко, стали лауреатами Государственной премии с формулировкой «за освоение новых видов техники». Такой тренажер был единственный в мире!
«Самое главное — наша работа получила высокую оценку на флоте, — продолжал Гончаров. — Был случай, когда одну лодку послали на боевое дежурство к американским берегам в Бермудский треугольник. Она там чуть было не погибла. Но пригодились навыки, полученные в Учебном центре. Потом командир лодки позвонил мне и поблагодарил за хорошую учебу».
Опыт Учебного центра, его систему обучения «уметь — знать» заимствовал Центр подготовки космонавтов. В Обнинск не раз приезжал его руководитель Георгий Береговой. «У меня сложились с ним отличные отношения», — вспоминал Адольф Гончаров.

Индийская история
В 1988 году СССР передал Индии в аренду на 3 года лодку К-­43, чтобы на ней проходил обучение индийский экипаж. Руководил подготовкой Гончаров. После того, как работа была закончена, его пригласил к себе в Дели министр обороны.
— Я хочу наградить ваших людей орденами.
— Пожалуйста, согласуйте свое решение с Москвой, потому что нас по соображениям секретности нельзя награждать.
— Что же я могу для вас сделать?
— Устройте нам экскурсию по Индии с посещением Тадж-­Махала.
На следующий день пришли две машины для советских подводников и просьбу удовлетворили по высшему разряду.

Ошибка матроса
«Я знаю, почему погиб «Курск», — сказал Адольф Гончаров. По его версии, корабль погиб в результате действий одного­единственного матроса. Как считает Гончаров, когда происходила погрузка «толстой» торпеды в отсек, матрос допустил сильный удар, тем самым запустил процессы, которые привели к взрыву. «Это значит, матрос был плохо обучен», — делает вывод Гончаров.

 

 

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены