Сам себе прокурор

Автор: 10 декабря 2015 608
Кадр видеозаписи о покупке брюк в магазине «Макс» Кадр видеозаписи о покупке брюк в магазине «Макс»

Обнинский покупатель сам определил сумму «штрафа» для продавца. 
Отношениями между продавцами и покупателями, как правило, в нашем городе занимается управление потребительского рынка. Но в данном случае городских чиновников никто беспокоить не стал: покупатель, судя по всему, решил быть судьей, прокурором, адвокатом, судебным исполнителем и т.п. в одном лице.

 

С той стороны прилавка
В редакцию обратилась директор магазинчика «Макс». Она рассказала, как еще 14 октября к ней зашла семейная пара: «Они долго выбирали товар — дешевые джинсы молодого человека не устроили, с распродажи брать ничего не захотел. Ему приглянулись две другие пары, подороже он сразу надел в раздевалке, а его старые брюки жена положила в целлофановый пакет. Потом они присмотрели пиджак, заинтересовались и другими вещами — куртками, галстуками….
Когда подошли к прилавку расплачиваться, положили на него пиджак и те джинсы, что держали в руках. Я этот товар и посчитала. А те, что были надеты, посчитать забыла. Когда села выписывать товарный чек и делать запись в журнал, покупатели быстро ушли. Только тут я поняла, что сделала ошибку — не взяла деньги за одни брюки. Выбежала следом, но покупателей уже и след простыл».
Казалось бы, что уж тут поделаешь… Владельцы магазинов с такими ситуациями сталкиваются часто. И даже видеозапись не помогает — где ты среди ста тысяч населения найдешь именно того, кто не расплатился? Но в данном случае покупатель оказался лицом известным. Когда Раиса Петровна показала видеозапись своим друзьям, те его быстро опознали — это же тамада, он праздники ведет! Евгений из фирмы «Балагур». Она взяла запись с видеокамеры и пошла к участковому милиционеру. Тот связался с Евгением, и молодой человек пообещал за джинсы заплатить. «Однако два месяца прошли, — говорит женщина, — а я денег так и не увидела». Причем сумма-то невелика — 4 тысячи рублей. Трубку он не брал, а полиция активности не проявляла.

Взгляд из зрительного зала
Тогда мы позвонили по телефону, указанному на сайте фирмы, и сообщили, что с интересом посмотрели видеоматериал, предоставленный нам Раисой Петровной. Евгений приехал в редакцию и высказал свою точку зрения на события: «Когда я расплачивался за товар, мне показалось, что сумма маловата. И я спросил продавца — не ошибается ли она, правильно ли посчитала. Та ответила: все правильно. Я переспросил. Она опять сказала, что все верно. Поэтому ушел с чистой совестью. А потом вдруг она стала мне звонить, оскорблять. Я бы ей эти деньги отдал, но, раз она сама накосячила, то я отдам не четыре тысячи, а три». И действительно, выдал нам три тысячи для передачи продавцу.
Вот такой он борец за справедливость, буквально Робин Гуд. Сам определяет степень вины, сам решает, сколько эта вина «весит» финансово, сам вопрос по деньгам закрывает… Если бы все так делали, нам не были бы нужны ни полиция с прокуратурой, ни судьи с адвокатами, и судебные приставы тоже остались бы без работы. Отменить государство — и точка. Будем сами рулить, в меру разумения.
И все это, может быть, и было бы очень смешно, если бы не маленькая деталь — в те дни у Раисы Петровны парализовало сестру, и она металась между больничным городком на Пирогова и магазинчиком на Аксенова. «Время какое-то ужасное, — говорит Раиса Петровна. — Маму я похоронила, сестра заболела... Сама чувствую себя не слишком хорошо, я же уже не молода…». И эта последняя капелька в виде устроителя праздников с его расчетами «косяков» как-то очень больно ударила по пожилой женщине.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены