Своих не бросаем

Автор: 13 ноября 2014 1629
Юрий Русанов, попав в Луганск, не смог остаться в стороне Юрий Русанов, попав в Луганск, не смог остаться в стороне

Житель Обнинска пять месяцев провел в Луганске

Бизнесмен Юрий Русанов — одноклассник одного из лидеров Николаевского ополчения Юрия Барбашова. Дружат до сих пор, хотя с окончания школы прошло больше двадцати лет. В мае друг попросил помочь — привезти гуманитарную помощь. Так Юрий оказался в Луганске. «Я приехал в первых числах июня, войны как таковой еще не было, — вспоминает он. — А буквально через несколько дней с самолета расстреляли местную администрацию. Закрыли границы, уехать нельзя. Оставаться там и быть в стороне невозможно. Так я стал ополченцем».

Вначале служил в КГБ Луганской народной республики. Аббревиатура говорит сама за себя — функции те же, что и в «классическом» варианте. Затем перешел в спецподразделение «Леший», которое занимается разминированием. Юрий с юности принимал участие в поисковых экспедициях по местам боев Великой Отечественной, приходилось иметь дело с боеприпасами. Так что его опыт востребован.

Он остался в ополчении и после того, как пути к российской границе освободили. «Было бы странным сказать — мол, все, я поехал домой, дальше без меня», — объясняет Юрий. К тому же его биография заставляет предположить, что человек из тех, кто все время оказывается там, где «горячо». Например, он был в Крыму в марте этого года и своими глазами видел исторические события. Недавно его ранили при возвращении с разминирования, и он приехал в Обнинск отдохнуть и подлечиться. Передвигается по городу на старой «Вольво» с украинскими номерами и пропуском Луганской народной республики на лобовом стекле.

Юрий листает на экране ноута страшные снимки, снятые под Луганском. Девочка лет пяти в гробу. Трупы на улице. Разгромленное здание детского сада. Кадры сменяются, и везде одно и то же — кровь, смерть, разрушения. На видео мужчина, житель села Хрящеватое, рассказывает, как погибла вся его семья — родители, жена, ребенок. Семнадцать жителей села загнали в грузовую машину и подожгли, они сгорели заживо.

«Было бы стран-ным сказать — мол, все, я поехал домой, дальше без меня»

«Это подборка для Следственного комитета России, — объясняет Юрий. — Его сотрудники вышли на нас с просьбой помочь собрать материал о преступлениях украинской армии. Ты же знаешь, в России возбуждаются и расследуются уголовные дела о зверствах, такое не должно оставаться безнаказанным, даже если происходит на территории другого государства».

Юрий листает страшные снимки: это подборка для Следственного комитета России

На другом снимке — искореженные остатки систем залпового огня «Смерч» и «Ураган». «С экранов телевизоров украинские правители уверяют, что не используют такое оружие, — говорит Юрий. — Только это сплошное вранье, я при разминировании регулярно имею дело со «Смерчами». Иногда вижу так называемые смс-ки — надписи на снарядах. Попадалось послание «любимому куму».

Часто встречаются надписи вроде «чем могли, тем помогли». Это особый случай. Среди «укропов» есть порядочные люди, и они, хоть и не могут отказаться воевать, стараются минимизировать вред. Делают так, чтобы снаряд не взорвался. И пишут — мол, чем можем…».

О возвращении к мирной жизни Юрий пока не думает

Сейчас, во время перемирия, в Луганск возвращаются многие мирные жители. Стали давать тепло, свет, газ. Некоторые даже задумались о возобновлении учебы в вузах. На прошедших недавно выборах был аншлаг — люди стояли в очереди до двенадцати ночи. Правда, сами жители Луганска связывают это не столько с политической сознательностью, сколько с получением некоторых преференций для тех, кто пришел на голосование. На участках раздавали социальные карты, которые дают возможность получать практически все социальные блага со значительными скидками, а кое-что и вовсе бесплатно.

Ополченцы живут в относительно комфортных условиях. «Наше подразделение расположилось в здании Совета безопасности Украины, — смеется Юрий. Соседи — в помещении прокуратуры. Силовиков все равно в городе не осталось: кто-то, кому буквально пара лет до пенсии, уехал в Киев, другие просто разбежались. Единственный представитель силовых структур, которого я видел, снимал однажды очередное разминирование. И то он относительный силовик — работал в прокуратуре сисадмином».

О возвращении к мирной жизни Юрий пока не думает. Собирается вернуться в Луганск в ближайшее время — как соберет «гуманитарку».

Тел. для связи по оказанию гуманитарной помощи (989) 513-18-55

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены