В списках не значится-2

Автор: 30 июля 2015 549
Этот бывший садик открыт дважды в неделю по 3 часа. Детей в нем нет. Этот бывший садик открыт дважды в неделю по 3 часа. Детей в нем нет.

Как объяснить, что сегодня чуть не в половине обнинских садов «прописаны» коммерческие фирмы?

Статья «В списках не значится» вызвала реакцию не только у Олега Савченко. Огромное количество жителей города недовольны, что детские сады уплыли коммерсантам, и они хотят знать, почему так получилось.

В полемику вступил и руководитель местного отделения партии «Справедливая Россия», депутат Заксобрания Александр Трушков: «Ни один муниципальный детский сад не был отчужден. Город является лишь передаточным звеном». Очевидно, эта мысль требует пояснения.

Вспомним. В начале 90-х, в эпоху распыления садов, Олег Савченко возглавлял горсовет, а потом вообще был назначен на максимально высокую должность — представителя президента в Калужской области (до 94-го года), то есть буквально олицетворял собой государственную власть и имел полное право и даже обязанность вмешаться в любой вопрос, имеющий принципиальную значимость для населения. При этом Савченко и до, и после всячески поддерживал тогдашнего мэра Юрия Кириллова, их долгие годы считали единой командой. А в команду Кириллова в качестве управляющей делами, председателя комитета социальной защиты и вице-мэра по социальным вопросам (1991-1994) входила Людмила Шапиро. Иными словами, именно она отвечала за социальную защиту населения. Так что, видимо, не будет преувеличением говорить о том, что у руля Обнинска в то время стояли именно эти люди.

В 1992 году Горсовет утверждает перечень имущества, передаваемого на основании закона в муниципальную собственность. В нем — 42 ведомственных детских сада. Но почему-то это решение команда Кириллова не выполняет. Как следует из документов, Горького, 50, Горького, 50а, Комсомольская, 39а, Курчатова, 5, Маркса, 14, Маркса, 100, Калужская, 4, Ленина, 74а, Песчаная, 32а, Курчатова, 5 — вот неполный список садов, так и не переданных муниципалитету. А пока суд да дело, да бездеятельность власти, ведомства распорядились детсадами по-своему. К примеру, ФЭИ в здании на Горького, 50 впоследствии решил организовать жилье для молодых специалистов, хотя расселились в нем совсем не молодые кадры, а тогдашнее руководство института. Похожая история с Комсомольской, 39а. Калужская, 4 — вообще сборище фирм и фирмочек, вывески клеить некуда. Все эти и многие другие сады БЕЗВОЗВРАТНО потеряны для города. Они находятся в частной собственности, и дети там не появятся уже никогда. И та история, на которую ссылается Олег Савченко, про сад на Маркса, 14, лишнее тому подтверждение: власть в начале 90-х не приняла в муниципальную собственность этот детский сад, и его как детского учреждения не стало.

Александр Трушков, объясняя, почему городские власти не брали сады, пишет так: «На самом деле в 93-м году денег не было вообще на их содержание. Даже в Москве были талоны на все, от макарон до мелкой бытовой техники». Спорить здесь действительно неуместно — в 90-е годы средств в бюджете катастрофически не хватало, рождаемость резко падала, сады не заполнялись. Казна не могла позволить себе содержать пустующие объекты. Это понятно. Впрочем, как и то, что сады — это лакомый актив, способный приносить немалую прибыль. В Обнинске же вышло так: нищему протянули пачку денег, а он их отказался брать — дескать, кошелек худой, не выдержит.

Почему нельзя было сдать на время здания в аренду на выгодных условиях? Город получил бы столь нужные ему деньги, а главное — сады остались бы в собственности муниципалитета. После окончания срока аренды в них можно опять разместить детей. Так, как это, в частности, будет сделано с садом на Ленина, 214, о котором так печется Олег Витальевич. По словам главы администрации Александра Авдеева, федеральная структура — мировой суд — скоро переедет в здание бывшего Атомиздата на Ленина, 86, об этом уже есть все договоренности с ФЭИ, и вслед за тем сад отдадут детям.

Непосредственные же свидетели того, как сады уводили из города, до сих пор не могут найти объяснения подобной политике прошлого. Татьяну Скиртач в городе знают многие — воспитала не одно поколение обнинцев. Среди родителей она славится своим инновационным мышлением. 20 лет Татьяна Владимировна возглавляла детский сад «Россиянка», а в настоящее время курирует там воспитательно-образовательный процесс: «До перестройки сады в городе всем были просто на зависть. Ведомственные, а значит, богатые, с хорошими педагогами и обширной базой методических пособий. Но в 90-е все разрушили. Сады один за другим закрывались, квалифицированные кадры уходили в никуда». И многие другие обнинцы — особенно воспитатели и педагоги, потерявшие тогда работу, — прекрасно помнят, как закрывались сады. Происходило буквально следующее: за два месяца коллективу объявляли о расформировании. Люди увольнялись. Некоторые счастливчики по большому блату устраивались в другие образовательные учреждения. Остальные уходили из профессии. «В садах оставалось оборудование, — рассказывает Скиртач. — Куда оно пропадало, совершенно непонятно. Но это нам, заведующим. А ведь процесс не мог идти без контроля властей».

Тут же продолжает: «90-е для всех были очень тяжелыми. Но сады можно было сохранить, и всем было понятно, как. Самый простой путь — сдать их в аренду коммерческим фирмам. А в Обнинске шло настоящее разбазаривание — другое слово сложно подобрать».

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены