Жена психически больного: «Я живу в аду»

Автор: 05 сентября 2019 618
Жена психически больного: «Я живу в аду»

— так описывает свою жизнь с психически больным, нуждающимся в постоянном уходе человеком его жена

 

Рассказ сиделки

Материал «За закрытыми дверями» (№33 от 30.08.19), в котором рассказывалось о трагической смерти 90-летнего старика после пребывания в частном доме престарелых, вызвал огромное количество откликов. Он обозначил серьезную проблему: люди опасаются отдавать родных, нуждающихся в постоянном уходе, на попечение посторонних — вдруг их будут обижать, бить, бросать без помощи? Но и быть 24 часа в сутки прикованными к больному — настоящий ад. Как найти баланс между заботой о родном человеке и собственной жизнью и здоровьем?

После выхода материала в редакцию обратилась женщина, которая работала сиделкой в том самом частном доме престарелых, Фонде имени профессора Ганичкина, о котором шла речь в статье. Она рассказала о своем опыте и выразила личный взгляд на проблему: «Я вытерпела всего месяц и уволилась, — рассказывает Мария (имя изменено). — У меня такое мнение: над стариками там попросту издеваются».

Женщина говорила долго и эмоционально. Она считает, что со стариками обращаются крайне грубо, не следят, чтобы они вовремя принимали лекарства, их плохо кормят и т.д. Сиделка вместе с родственниками умершего старика отправилась в прокуратуру писать заявление. «Я не могу молчать и делать вид, что ничего не происходит», — объяснила она нашему корреспонденту.

Разумеется, руководство Фонда считает все эти претензии инсинуациями, которые никоим образом не отражают реального состояния дел. «У нас все хорошо, мы открыты для любых проверок, — говорит Ирина Ганичкина. — Скрывать нам нечего».

Выскользнут?

С тем, что же происходит в конкретном доме престарелых, предстоит разбираться прокуратуре. Ее сотрудники должны установить все факты. Но если посмотреть в общем, без привязки к Фонду, любые проверки правоохранительных органов особого оптимизма не внушают.

С точки зрения обычного человека, все понятно. Каждый знает: издеваться над стариком, унижать, не соблюдать график приема назначенных врачом лекарств — верный путь к его скорой смерти. Но то обычная, общечеловеческая логика. А если смотреть с позиций закона? Синяки и шишки на теле — всего лишь повод для административного наказания. А в графе «причина смерти» будет стоять диагноз: старик, мол, скончался от обострения хронического заболевания.

И даже если уголовное дело все-таки возбудят, на скамье подсудимых окажется сиделка или медсестра. А руководство заведения благополучно откроет новый дом престарелых. Вместо запятнавшего себя скандалом…

Два памперса

Так, может быть, дома престарелых в принципе нужны только в крайнем случае, когда беспомощный человек остался совсем один? А «сдавать» туда своих матерей, отцов, бабушек нельзя, лучше, как говорится, нести свой крест и ухаживать за больным самому? В крайнем случае, нанять сиделку…

Еще один отклик на материал невозможно выслушать без слез. В редакцию позвонила женщина, 9 лет ухаживающая за мужем: он страдает серьезным психическим заболеванием. «Я живу в аду,— рыдала в трубку она. — Ни одна сиделка не выдерживает, все сбегают. Говорят, никаких денег не надо. Я одна с ним, постоянно одна. Здоровье подорвано, я инвалид второй группы, муж меня бьет постоянно. Он не в себе, я понимаю. Мы 45 лет вместе, до болезни был тихим, интеллигентным. Сейчас его невозможно узнать. Не спит сутками, вот и я сегодня спала всего час. Вы представляете, что такое недели, месяцы без сна? Я не могу отдать его в интернат, он там не выживет. Но я уже не в состоянии терпеть и иногда думаю: да лучше бы он умер. Я сама уже на грани».

На фоне такой беды просто теряешься, не знаешь, чем помочь. Но женщина просит очень простую помощь: памперсы. В индивидуальной программе реабилитации, которая составляется для каждого инвалида, значится: два памперса и одна пеленка в день. Этого катастрофически мало.

«У меня нет времени бегать по кабинетам, оформлять новую программу реабилитации, — плачет женщина. — Я не могу привести мужа на комиссию, не могу прийти сама. И что мне делать? А ведь памперсы для меня — возможность хоть немного отдохнуть, если их вовремя менять, муж становится спокойнее, спит ночью и меньше буянит днем».

Многие ли готовы повторить настоящий подвиг этой женщины? И бросить к ногам психически больного родственника, который даже не осознает этой жертвы, собственную жизнь?

18+

Человек, круглые сутки ухаживающий за больным, подвергается колоссальным нагрузкам. Сохранить здоровье в таких условиях просто невозможно, отдых жизненно необходим. Как получить хотя бы небольшую передышку?

По словам руководителя реабилитационного центра «Доверие» Светланы Дробышевой, в Калужской области хорошо налажена помощь родителям детей-инвалидов. «Это большое достижение, то, чем можно гордиться, — говорит она. — Мамы получают бесплатную помощь психологов, психиатров. Но как только ребенок достигает 18 лет, ситуация резко меняется. Это огромная проблема».

В помощь взрослым инвалидам и их родным в нашей области есть только уход на дому. Но — злой парадокс — психиатрическое заболевание является прямым противопоказанием к оказанию такой услуги. А ведь именно родные психически больных страдают сильнее всего.

С 2020 года в нашей области начинает действовать пилотный проект по оказанию помощи пожилым и инвалидам. Правда, вначале только в самой Калуге. «Я считаю, что первый и важнейший шаг — создание реабилитационных центров для взрослых инвалидов,— считает Светлана Дробышева. — В таких центрах оказывается вся необходимая помощь, а родные получают передышку».

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены