Обнинский радиофармпрепарат для брахитерапии победил на конкурсе инновационных разработок «Стартап-Ралли»

Автор: 26 сентября 2019 785
Номинация «Nuclear medicine» в этом году была впервые Номинация «Nuclear medicine» в этом году была впервые

 

Недавно в Геленджике прошел IV ежегодный форум по биотехнологиям «Биотехмед-2019». Это одна из самых важных площадок, где обсуждают вопросы биомедицинской отрасли, реализации национального проекта «Здравоохранение», диалога между государством и бизнесом.

Во время форума подвели итоги конкурса инновационных разработок «Стартап-ралли». В нем приняли участие 29 проектов из 12 регионов России. В номинации «Nuclear medicine: лучший проект в области ядерной медицины», учрежденной концерном Bayer, победил проект Обнинского НИФХИ им. Карпова — «КАРП-ХеМ, 153Sm» для брахитерапии.

«Стартап-ралли» — конкурс новый. В этом году он прошел только во второй раз. И впервые на нем была спецноминация концерна Bayer по ядерной медицине. «Сразу же решили подавать на конкурс именно этот проект, — говорит разработчик «КАРП-ХеМ, 153Sm», начальник центра технологической поддержки производства НИФХИ им. Карпова Виктор Ермаков. — В первую очередь потому, что наша разработка защищена патентом на изобретение. Так как здесь задействован международный концерн, это важно».

Из жидкого — в твердый

КАРП-ХеМ, 153Sm в жидкой форме и твердой

Брахитерапия основана на введении непосредственно в опухоль источника излучения. Сейчас для нее используют закрытые металлические источники, в которых находится радиоактивное вещество. На Западе такие источники выпускают достаточно давно, на этом рынке много крупных игроков. В России ФЭИ в 2016 году получил разрешение на их производство и реализацию, и уже в этом году с их использованием прооперируют пациентов в Центре брахитерапии в КБ №8. Источники металлические — после операции они на всю жизнь останутся в организме пациента. Кроме того, чтобы их ввести в организм, нужны специальные парафинированные иглы. В России их пока не производят. А западные фармкомпании чаще всего отказываются продавать только иглы, без самих микроисточников. «Мы создали препарат, который работает на другом принципе, — рассказывает Виктор Ермаков. — Он функционирует на управляемом эффекте гелеобразования в ответ на изменение параметров окружающей среды».

Говоря простым языком, препарат изначально жидкий. При нагревании до 35 градусов он твердеет и превращается в плотный полимерный сгусток, внутри которого «сидят» атомы самария-153. Твердеет вещество довольно быстро: даже если просто сжать в руке флакон, уже через несколько секунд он помутнеет, а через полминуты станет твердым.

Сейчас микроисточники делают с йодом-125. В разработке Карповки используется самарий. «Самарий-153 интересен тем, что он и гамма-, и бета-активный, — объясняет еще один разработчик препарата, ведущий технолог центра технологической поддержки производства Карповки Екатерина Лобанова. — При попадании в организм бета-частицы локально убивают опухоль. А благодаря гамма-излучению, которое видно в гамма-камере, врач может контролировать распространение препарата».

Полимер биосовместим — организм пациента его не будет отторгать. К тому же, переход обратимый — когда весь самарий «высветится» (а период его полураспада всего 46 часов), полимер может выйти из организма естественным путем.

От проекта к испытаниям

Пока что в мире нет зарегистрированных РФП, которые действуют на эффекте самоколлапсирования. Хотя активные разработки в этой области ведутся. «Недавно мы узнали, что в США на основе «умного» полимера разработали ветеринарный РФП на основе иттрия-90, — рассказывает Виктор Ермаков. — Но в «человеческой» ядерной медицине ничего подобного нет».

«КАРП-ХеМ, 153Sm» уже прошел доклинические испытания — их проводили вместе с НМИЦ радиологии. Конкретно — с Обнинским МРНЦ и институтом им. Герцена. Медикам препарат понравился, его рекомендовали для клинических исследований. Но возник финансовый вопрос. «Стоимость клинических испытаний — порядка 60 млн руб., — объясняет Екатерина Лобанова. — Длиться они могут несколько лет, потом препарату еще предстоит пройти процедуру регистрации, и это дело не одного года.

Плюс у РФП достаточно долгий период самоокупаемости — 5-6 лет. Понятно, что в таких условиях найти инвестора сложно».

Помочь с выводом препарата на клинические испытания может победа на «Стартап-ралли». Bayer выделяет на дополнительные исследования 25 тысяч евро. Кроме того, если сам концерн не будет заинтересован в этом РФП, они будут искать других потенциальных инвесторов. «Мы долго шли к этому результату, около 10 лет, — в один голос говорят Виктор Ермаков и Екатерина Лобанова. — И сейчас для нас главное — довести разработку до пациентов».

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены