Сказка о потерянном времени

Автор: 25 июля 2019 769
Умный город, по сути, это анализ и обработка информации Умный город, по сути, это анализ и обработка информации

Со стороны может показаться, что он — человек-функция. Эдакий ходячий набор установок и бизнес-решений. Ничего подобного. Это он только с виду жилистый и непробиваемый. За жестким фасадом у председателя обнинского отделения IT-кластера Сергея Пасынкова обнаруживается вполне себе романтический склад. Там есть место и золотым рыбкам в пруду, и байдарочным походам, и абсолютному в своей непреложности императиву «Мы сами создаем мир вокруг себя».

 

Камеры и сбитый мальчик

…История про то, как в мае этого года незнакомец сбил около «Плазы» 10-летнего мальчишку, тут же посадил его к себе в машину, чтобы «довезти до больницы», час катал по городу, а потом выбросил в каком-то дворе, долгое время отзывалась болью у горожан. И всякий раз вставали вопросы: а где же записи с камер, где «Безопасный город», почему тому мерзавцу за рулем дали скрыться? Сергей Пасынков, руководитель ассоциации «Безопасный город», в ответ пожимает плечами: «Отследить машину и вычислить водителя — дело техники. И мы могли это сделать. Но никто такой задачи не поставил, а инициатива в таких делах наказуема по закону».

Пасынков — человек неудобный. Упертый до ужаса. Наверное, из него получился бы хороший альпинист — те лезут в гору, корябаясь в кровь, замерзая и задыхаясь, но ни за что не отведут взгляда от вершины. И никто не в состоянии понять: ну зачем это им надо? Пасынков тоже может кому угодно «вскипятить мозги», добиваясь своей цели.

В «штате» «Безопасного города» 200 собственных и 84 муниципальных камеры

Почти 600

Десять с небольшим лет назад, по сути, именно он запустил программу «Безопасный город». Обнинск в то время был совсем другим — темным, неухоженным. «Мы только поставили видеокамеры на Аксеновской площади, как буквально вечером следующего дня — двойное убийство на этом месте, — вспоминает Пасынков. — Произошло оно вечером. И на записи было видно только, как несколько теней подошли к остановке, произошла кровавая драма, а потом эти же пять теней двинулись к Центральному универмагу. Там на одного из них немного попал свет от витрины, и оперативник узнал преступника — по куртке. Тот как раз проходил свидетелем по другому делу».

Сегодня «в штате» «Безопасного города» 200 собственных и 84 муниципальных камеры. Плюс можно рассчитывать на видео от магазинов, банков и прочих коммерческих контор — еще около 300 камер. Покрытие хоть и не столичное, но вполне приличное. Но дальше вступают в ход правила и законы. Обеспечивать безопасность — дело полиции. И только по ее запросу разрешается собрать видео с камер, по которым можно запротоколировать правонарушение. Такие видео передаются в виде акта изъятия. За год в Обнинске их оформляется порядка полутора сотен штук.

Никакой самостоятельности тут не допускается. Одно дело, если камеры пишут данные на сервер, другое — если с этой информацией начинают работать операторы, анализировать ее. Чтобы не нарушить закона о персональных данных, действовать можно только в строгом регламенте. Вот и ответ на вопрос о циничном водителе, выкинувшем сбитого ребенка из машины. «Все технические и идеологические решения есть, но никуда не могу достучаться», — устал уже возмущаться Пасынков.

Он предлагает городу бизнес-решение: пусть акт изъятия будет стоить ну хотя бы 10 тысяч. Не такие уж затраты для муниципалитета, в год всего 1,5 млн. «Зато мы можем у тех же магазинов выкупать видео, у них появляется заинтересованность, — объясняет он. — Камеры можем лучше поставить…»

Что такое «Умный город»?

Четыре года назад Сергей проводил отпуск, как обычно, в Карелии — сплавлялся на байдарках. Телефонный звонок вытолкнул в другую реальность: «Это корреспонденты обнинской телекомпании. Мы находимся у вас в офисе. Разбираемся с жалобами людей на домофоны, на цены за обслуживание и договоры, на грубость ваших операторов». «Что я мог объяснить, находясь за тысячи километров?» — не в силах забыть ту историю Пасынков. Для него она прочно связана с предвыборными технологиями — тогда он объявил о намерении стать депутатом местного Горсобрания. Пошли публикации в газетах и репортажи на ТВ. Покатился вал проверок. Нервов потрепали немало. Но признали правомерность всех аспектов работы компании «Домофон». Сделал он какие-то выводы? «Да, я извинился перед жителями, — говорит Сергей. — Публично, через газету. Я действовал правильно по сути, но неверно по форме. С людьми надо терпеливо общаться, разъяснять и объяснять. Не жалеть на это времени».

А вот как раз времени Пасынкову всегда жалко. Смотреть же, как оно безвозвратно и бесплодно утекает — вообще невыносимо. «Еще 15 лет назад мы придумали программно-аппаратный комплекс СКАУТ, — говорит он. — Все было понятно уже тогда.

Но только сейчас он стал по-настоящему пробивать себе дорогу». Кто не знает, СКАУТ — основа «Умного города», своего рода мозги умного дома: он «стережет» дом, выполняя функции домофона. Он может собирать данные о потраченных энергоресурсах, контролировать состояние домовых коммуникаций, блокировать аварии, давать информацию о свободных местах на придомовой парковке, формировать квитанции на оплату услуг ЖКХ и делать еще десятки полезных дел.

А теперь СКАУТ тиражируется по всей России. Такой сигнал дал федеральный Фонд содействия инновациям: два месяца назад он выделил компании Пасынкова «Обнинск-телеком» 15-миллионный грант на развитие технологической платформы СКАУТ.

Сегодня Обнинск стал «пилотом» в федеральной программе «Умный город». Новый статус во многом замешан на дикой настойчивости Сергея Пасынкова, нравится это кому-то или нет. «Умный город, по сути, это анализ и обработка информации, — говорит он. — И способность принимать на этой основе грамотные управленческие решения. Чтобы не терять даром ни время, ни ресурсы. Ничего более».

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены