Новые улицы, часть 9

Автор: 07 мая 2014 3406
Исаак Левитан на охоте Исаак Левитан на охоте

«Новая среда» продолжает серию публикаций о людях, в честь которых в Обнинске  названы  новые улицы. Самих улиц еще нет, а имена есть. О них и речь.

Одна из улиц будущего района Заовражье будет названа в честь одного из самых великих пейзажистов России Исаака Ильича Левитана. Он провел в наших краях  несколько осенних дней 1897 года. Написал здесь  этюды, на которых запечатлены деревня Пяткино и красивая  дорога, в обрамлении высоких берез, ведущая в Белкино.  Почему Левитан оказался здесь — это трогательная история о настоящей дружбе.

Белкино в ту пору принадлежало Петру Наркизовичу Обнинскому. Его дочь Анна вышла замуж за известного московского доктора Ивана Ивановича Трояновского, и отец ей на свадьбу подарил часть имения — Бугры (теперь — Кончаловский лес). Там Иван Иванович выстроил крепкий  дом  для летнего отдыха, и хоть дачной постройке уже более 130 лет, стоит она до сих пор.

Иван Иванович удивительно активный был человек. Мало того, что он врачевал. Серьезно увлекался оперным пением, брал уроки у консерваторских профессоров, выступал в любительских спектаклях и концертах. Перезнакомился со всеми знаменитостями той поры. Был дружен с самим Шаляпиным и многими другими знаковыми личностями. Всех привечал, всех любил, а когда надо было — лечил. Его иначе, как «милейший Иван Иванович»,              и не называли.

По его инициативе в Москве возникло «Общество свободной эстетики» — неформальное объединение интеллигенции. Собирались, как правило, в московском доме Трояновского, обсуждали новости искусства, музицировали. Бывало, приходил на «заседания» и Левитан. Больше слушал, меньше говорил. Вообще он отличался застенчивостью, и старался своего мнения по различным вопросам не высказывать. Возможно, болезнь наложила отпечаток на характер — у Левитана болело сердце.

В 1895 году хворь обострилась, и к лечению художника подключился Трояновский — кардиология была его специализацией.  Иван Иванович был не из тех врачей, что назначат лекарство и уйдут. Он ночами сидел у постели больного и выходил Левитана. Тот в знак признательности подарил ему этюд «Весенний ручей», надписав «Милому, хорошему И.И. Трояновскому на добрую память».

Осенью 1897 года Трояновский пригласил Левитана провести несколько дней в Буграх. Исаак Ильич с удовольствием согласился  — ему хотелось тишины и покоя.  По утрам ходил в лес по грибы, охотился и, говорят, результативно — приносил зайцев. Хозяева старались развлекать великого гостя. По вечерам после ужина устраивали «живые картины», но Левитан быстро утомлялся и уходил к себе.  Исаак Ильич прожил в Буграх около недели. Оставаться дальше в гостях у Трояновских он не видел смысла. Как потом вспоминала дочь врача Анна, «пейзаж казался ему лишенным того настроения, которое он искал в природе».

Тем не менее, Левитан написал здесь  два этюда. Один из них  — «Большая дорога».  Скорее всего,  художник изобразил «линейку» — прямую широкую дорогу от Белкино до Кабицыно — она выводила на московский почтовый тракт. Хотя, как говорит сотрудница музея Людмила Сорокина, подобная дорога вела и в сторону Кривского. Однако, по всей вероятности,  Левитан написал  именно «линейку». До наших дней дорога не сохранилась — часть ее застроили в послевоенные годы и перестали ею пользоваться.

Где сейчас находится этюд «Большая дорога», неизвестно. Как рассказала Людмила Борисовна, произведение было у Трояновского, но после смерти Ивана Ивановича попало в чьи­то частные руки и до сих пор «не всплывало».

На основе же белкинских этюдов Левитан, вернувшись в Москву, написал две картины. Одна называется «Лунная ночь. Большая дорога», она в Третьяковской галерее. Другая — «Лунная ночь. Деревня» хранится в Русском музее.  Два «дневных» этюда художник превратил в «ночные» картины.

В 1900 году здоровье Левитана резко ухудшилось. Трояновский за ним трогательно ухаживал, приезжал к нему каждый день. 22 июня Исаак Ильич скончался буквально на руках своего врача.

 

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены