В день 60-летия Первой АЭС осуществлен физический пуск реактора БН-800 под научным руководством ФЭИ

Автор: 09 июля 2014 915
В день 60-летия Первой АЭС осуществлен физический пуск реактора БН-800 под научным руководством ФЭИ

Об этом и других приоритетных направлениях работы ФЭИ рассказали журналистам ведущие ученые института.

На самом деле широкая публика сегодня не особенно в курсе, чем реакторы на быстрых нейтронах, где ФЭИ является пионером и мировым лидером, отличаются от тепловых и почему именно на них сегодня делают ставку в атомной энергетике. Поэтому поначалу советнику гендиректора ФЭИ Владимиру Каграманяну пришлось провести небольшой ликбез по физике: если совсем коротко, топливом реакторов на тепловых нейтронах служит U­235, его доля в природном уране всего 0,7%, то есть топливный потенциал совсем небольшой. А реакторы на быстрых нейтронах — это совсем другая история: их особенность — в воспроизводстве топлива. В них радиоактивный плутоний и сжигается, и тут же образуется, причем в большем количестве, чем было. Топливо не исчезает, а нарабатывается. Помимо всего прочего, такие реакторы помогают уничтожать радиоактивные отходы, и тут на первый план выходят вопросы экологии. А если учесть то, что БР — очень стабильная «машина», которая сама себя приводит в устойчивое равновесие, и то, что за счет высокого КПД тепловые сбросы существенно меньше, чем у других энергетических установок, схема выглядит предельно красивой. Человечество избавляется от энергетической зависимости, да при этом в минимальной степени нанося ущерб среде. Все бы хорошо, но пока быстрые реакторы существенно дороже, если говорить об удельной стоимости в расчете на мегаватт мощности. Собственно, сейчас силы ФЭИ сосредоточены как раз на том, чтобы вывести быстрые реакторы на стадию коммерциализации. И физический пуск реактора БН­-800 на Белоярской АЭС — важнейший успех на этом пути.

Итак, физический пуск — есть. Когда будет энергетический? Заместитель генерального директора ФЭИ Владимир Поплавский подтвердил — в текущем году. А дальше — работа над БН-­1200, это уже не опытно-­промышленный образец, а коммерческая серия.

Впрочем, научные и технические успехи — лишь одна сторона проблемы. После целого ряда серьезных аварий на АЭС — Три Майл Айленд, Чернобыль, Фукусима — общественное мнение довольно настороженно относится к атомной энергетики, и ее доля в производстве энергии падает. Каграманян не возражал — да, падает, это действительно так. Но причина — не в настороженности. Точнее, не в ней одной. На тех рынках, где производство растет высокими темпами, а речь прежде всего идет об Индии и Китае, потребность в атомной энергетике чрезвычайно высока. А, к примеру, в Европе, где дефицита энергии нет и где акцент делается прежде всего на ее сбережении, а не росте потребления, ситуация иная. То есть причина больше в экономике, а не политике. Будет рост производства — будет опережающее развитие атомной энергетики. И в этом свете пуск БН­800 окрашивается новыми красками. Если человечество будет развиваться, то будущее — как раз за технологиями быстрых реакторов.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены