Ильюшонок. Гончар

Автор: 13 января 2022 987
Елена Ильюшонок Елена Ильюшонок

Мастера-художники обычно не очень стремятся к большой публичности. Работают себе в мастерской, а потом — выставка. А Елена Ильюшонок с с мужем Александром Сысоевым «идут в народ» — однажды на День города устроили шоу «пылающая скульптура», на глазах собравшейся публики показали, как рождается чудо искусства. Выставка «Керамика на траве» в Белкинском парке — это тоже они.

 

Муж да жена — одна сатана. Но это в том случае, если в семье мир и лад. Елена Ильюшонок и Александр Сысоев спелись так, что в последние годы работают дуэтом и свою керамику подписывают вместе. Семейный союз стал творческим. Или наоборот — творческий стал семейным, поди разберись. Главный человек в семье — женщина. Поэтому мы расскажем о ней.

Фига как аргумент,
или с чего все началось

Бабушки-дедушки Елены Николаевны после войны переехали из разоренной Брянской области в Калининградскую (в Восточную Пруссию) — жизнь там была полегче. Родилась она в 1968 году в городке Гусев (Гумбинин). Немецкого в его облике было больше, чем русского. А по духу к тому времени — это обычный советский райцентр. Имелась специфика — одним из главных развлечений детворы был поиск кладов. Немцы, покидая родные края, закапывали свои ценности. И кто-то из пацанов находил какой-то спрятанный фарфор. А так — обычная советская детская жизнь.

По семейному преданию, Лена впервые проявила себя как художник в пять лет: «У меня была тетя, скажем так, высокомерная. Я что-то ей рассказываю, а она мне так: «Да что ты говоришь!». Бесила меня этим сильно. Однажды она меня так довела, что я ушла в свою комнату, нарисовала большую фигу и сунула ей рисунок под нос». Кстати говоря, не всякий взрослый сможет с ходу нарисовать такую комбинацию пальцев. Божий дар проявился рано. «Однажды за городом увидела художников. Они рисовали этюды — елочки. Для меня они были какими-то чудесными людьми. Инопланетянами!» — вспоминает Елена.

Потом, разумеется, школа. Любимый урок — рисование. Незабываемое из детства — учитель ловко рисует мелом на доске велосипед. Конечно, ему хотелось подражать. Параллельно — художественная школа. К ней прикипела душой так, что закончив ее, продолжала ходить туда заниматься.

Запах обжига

Вопрос, в какой институт поступать, не стоял — ясно, что в художественный. Так Елена Ильюшонок оказалась на художественно-графическом факультете Смоленского пединститута. «Я впервые приехала в коренную Россию, и мне очень понравился город: холмы, храмы, Днепр, кремль», — вспоминает она. Довольно скоро выскочила замуж. Как сейчас говорит, всем назло, характер, мол, такой. Через год расстались, а от брака осталась дочка.

Главный же жизненный поворот произошел на третьем курсе. Случайно оказалась в гончарной мастерской в институтском подвале. И все ее там очаровало. И древний гончарный круг, который надо вращать ногами, и керамика на полках, и непередаваемый запах печного обжига: «Глина, земля на глазах превращается в керамику. Алхимия какая-то, просто восторг!» А главное — люди: молодые веселые преподаватели, с которыми почти сразу перешли на «ты». Декан факультета, добрейший Анатолий Сергеевич Козлов — учил не только мастерству, но и жизни. «Нельзя плодить уродов!» — наставлял он. Однажды Лена, памятуя это, расколотила то, что слепила. А потому что уроды! Зато за курсовую работу — цветочную вазу с двумя ручками — получила «отл».

Парковая скульптура Рыба. Калуга. 2010

Везет тому, кто везет

Она окончила институт в 1991-м, это был последний год, когда действовала система распределения выпускников. Чуть было не угодила в далекую деревню, но судьба сжалилась — Лена получила назначение в одно из смоленских ПТУ, в котором только-только открыли керамическое отделение. Она честно «оттрубила» в училище три года, сохранив приятные воспоминания об учениках и неприятные — о советской педагогической системе, которая с распадом страны никуда не делась.

Расставшись с ПТУ, ушла «на вольные хлеба» — в гончарную мастерскую, кооператив, организованный друзьями с худграфа. С одной стороны — рутина. Сидишь и расписываешь сто колокольчиков, воспитывая в себе усидчивость. С другой стороны — хочешь сделать что-то свое — делай!

— Что отличает искусство от ремесла? — спрашиваю Елену Николаевну.

— Ремесло существует в рамках заданной парадигмы, — отвечает она. Когда повторяешь одно и то же по шаблону. Искусство начинается, когда художник начинает импровизировать, делает то, что до него никто не пробовал.

Конечно, кроме колокольчиков и кружек, хотелось делать что-то свое, авторское. И Лена старалась. «В 1997 году я сделала керамическое панно «Семья гончара», — рассказывает она. — Работа оказалась пророческой. Через два года я второй раз вышла замуж. На этот раз — счастливо».

В том счастливом году случился еще один счастливый поворот в жизни Елены Ильюшонок. В Твери организовали первый съезд гончаров России. Съехались мастера со всей страны — большая выставка, семинары, обмен опытом, мнениями — очень большое мероприятие. На выставку отобрали ее «Семью гончара» — уже успех. «В те годы информации по керамике было очень мало, ни интернета, ни книг, — рассказывает Елена Николаевна. — Мы в своем Смоленске жили почти герметично. Думали, что мы одни такие на свете — сдули пыль с гончарного круга и начали работать. Приехали в Тверь — а там полный зал керамики!», На конференции села рядом с мастером из Подмосковья. И все. Это был Александр Сысоев. Через два года она переехала к нему.

Пылающие скульптуры

Жить в Подмосковье, недалеко от МКАД, поначалу было здорово, но вскоре крупный бизнес начал ползучую оккупацию — под самым носом стали строить огромные магазины, жилищные комплексы. Не стало ни лесов, ни полей — сплошной бетон. Решили уехать «за 101-й километр», тем более, что подрастали дочери. Так семья в 2008 году оказалась в пригороде Обнинска, Кривском, купив там дом. Его приспособили и под жилье, и под мастерскую.

◄ Обжиг пылающей скульптуры

Творческий дуэт Ильюшонок и Сысоева в керамическом мире России хорошо известен. «Мы с Сашей работаем вместе. У нас симбиоз, — говорит Елена Николаевна. — Мы объединили два опыта. Он больше гончар, я лучше расписываю». Они признанные мастера, участники многих выставок в стране и в Европе, организаторы симпозиумов, художественных акций.

Они первыми в стране стали делать на глазах у публики пылающие скульптуры. Это фантастически завораживающее действие, особенно последний этап. Сначала мастера лепят большую скульптуру из глины, затем сооружают вокруг нее одноразовую печь и начинают обжиг дровами. В финале, когда снимают печные панели, скульптура буквально пылает огнем, поэтому так и называется.

Однажды такое устроили в Обнинске на День города. Правда, обнинцы в большинстве своем остались равнодушными к происходящему. «Люди проходили мимо, ничего не спрашивая, — вспоминает Елена Николаевна. — Только иностранные рабочие интересовались, не закусочная ли у нас? Когда начали обжигать, многие останавливались смотреть, но у Плазы начался концерт, и люди устремились туда, остались только самые любопытные». Скульптуру, что тогда изготовили, подарили спонсору мероприятия, она стоит в его ресторане.

Чистым искусством заработать на жизнь трудно, поэтому обнинские мастера делают много изделий на заказ — изразцы для печей и каминов, наборы посуды, елочные игрушки. Но остается время и на работу для души. «Мой нынешний возраст — самый классный, — говорит Елена Николаевна. — Все страсти и разборки — позади. Надеюсь, что у меня впереди будет еще несколько лет активной работы, чтобы воплотить свои замыслы».

Пример HTML-страницы
© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены