Миры Олега Комиссара

Автор: 12 марта 2019 684
На съемках фильма «Ильинский рубеж» На съемках фильма «Ильинский рубеж»

Я познакомился с Олегом Комиссаром в самых типичных для журналистской профессии обстоятельствах. Лет 20 назад мне нужно было написать об очередных успехах «Технологии», и меня по цехам сопровождал он. И что запомнилось — восхищенные женские взгляды, устремленные на него. А как с ним здоровались! Это вам не просто «здрассте», а «здравствуйте, Олег Николаевич!» — с улыбкой… Таких сопровождающих в моей жизни было немало, и, пожалуй, Комиссар оказался единственным, к которому так хорошо относились подчиненные. Притом — искренне.

Мир профессии

Он школьником мечтал о том, что когда-то пойдет в море на большом парусном корабле. И мечтал так сильно, что мастерил модели парусников. А еще хотелось побольше узнать о космосе и открыть неизвестную галактику. «Туманность Андромеды» Ефремова прочитал несколько раз. Собрался даже учиться на астронома, но высокий конкурс на эту специальность в Киевском университете отпугнул его. Но спустя годы ему все-таки удастся «выйти» в открытый космос — он станет конструктором космической техники. А что касается дальних галактик, обнаружил неизведанные миры здесь, на Земле.

Родом он из небольшого белорусского городка — там стояла ракетная дивизия. Отец — офицер-ракетчик. Потом его перевели служить на Украину, поэтому Олег, закончив школу с золотой медалью, искал подходящий вуз поближе к дому. Поступил в Харьковский авиационный институт на отделение ракетной техники, мечта о космосе повлияла.

Пока учился, даже и не подозревал, что есть такой город Обнинск. А однажды, уже выпускником, услышал в новостях, что за архитектуру новых районов города науки дали Государственную премию. Это и определило выбор места работы. Так он в 1985 году оказался на «Технологии» рядовым инженером-конструктором.

Первое задание, которое он получил, оказалось вовсе не рядовым и очень секретным — сконструировать стабилизатор (попросту говоря — хвост) для военного дирижабля. В то время в стране активизировался интерес к цеппелинам. Но государственный бюджет, перегруженный оборонными заказами, не справлялся со всеми желаниями военных — тему закрыли. Тем не менее, Комиссар успел не только сконструировать стабилизатор. Его даже изготовили из углепластика и отправили в Долгопрудный, но дирижабль так и не полетел.

— А что полетело?

— У меня, как инженера-конструктора, счастливая судьба. Есть, чем гордиться. Наш коллектив проектировал космический радиотелескоп «Спектр-Р» — это 10-метровая чаша, автоматически раскрывшаяся на орбите. Особенность в том, что нужно было создать размеростабильную конструкцию. Ее габариты не должны меняться под воздействием температурных изменений и других факторов. Метод проектирования деталей телескопа стал темой моей кандидатской диссертации.
Олег Комиссар умалчивает из скромности, что «Спектр-Р» — крупнейший в мире космический радиотелескоп. Запущенный на орбиту в 2011 году, работает до сих пор, превысив гарантийный срок в два раза.

Еще про размеростабильные конструкции. В 2013 году европейские физики сделали самое «раскрученное» и ожидаемое открытие XXI века — в адронном коллайдере «поймали» бозон Хиггса. Об этом тогда трубили на весь мир. Обнаружили частицу благодаря сочетанию огромного числа факторов. В том числе и корпусу датчика, который ее зафиксировал. Как рассказывает Комиссар, «Технология» выиграла конкурс на конструкцию и изготовление корпуса у нескольких европейских компаний. Получается, что и Комиссар приложил руку к открытию века — сейчас в науке без международной кооперации никак.

Еще в его активе — расчеты панелей крыла Су-47, организация производства панелей Су-57. А как же ракеты? «Когда я был начальником конструкторского отдела, головные обтекатели ракеты «Протон» довели до серийного производства», — говорит Комиссар. Головной обтекатель — это макушка ракеты. Диаметр «детали» более 4 м, а длина от 10 до 15 м — цех, в котором их собирают, огромен. Так что Олег Николаевич «летает в космос» по нескольку раз в год. Детская мечта в какой-то степени осуществилась.

Мир увлечений

— Вы больше инженер или ученый?

— Я инженер с научным уклоном. Обожаю само созидание, конструирование. А как ученому мне интересно то, что ранее было неизвестно. Меня всегда увлекало что-то нестандартное.

Кто бы мог подумать, что кандидат технических наук, заместитель директора ОНПП «Технология» Олег Комиссар станет выступать на конференциях по… археологии! А дело было так — в 2005 году, находясь в отпуске в Анапе, поехал там на экскурсию и увидел дольмены — загадочные сооружения первобытных людей Северного Кавказа. Их в народе называют «богатырскими хатками», они построены из многотонных каменных плит. Комиссара потрясло увиденное: «Все стыки сделаны как современные высокотехнологичные соединения. Я, как инженер, не понял, как такое возможно в каменном веке»… Как считает Олег Николаевич, ему удалось это объяснить: «Версий, как строили дольмены, много, мы же дали свое видение технологии их строительства». Чтобы открыть тайну, он проводил отпуска и праздничные дни на Кавказе, научился находить скрытые от глаз дольмены, и пытливый ум нашел разгадку: «Их строили методом бетонного литья». Ему удалось уточнить датировку. По его мнению, дольмены появились 27 тыс. лет назад!

Результатом исследований стали две книги, статья в американском археологическом журнале. Историки теперь держат Комиссара за своего. И это при том, что основную работу в «Технологии» никто не отменял!

А если спросить Олега Николаевича о событиях октября 1941 года на Варшавском шоссе, он расскажет о происходившем чуть ли не по минутам. Толчком к изучению событий войны стала поездка в Ильинское в 2010 году, на место великого подвига подольских курсантов. Зашел в музей, спросил, сколько известно дотов, кроме того, что превращен в памятник. Сказали, что четыре. В этот же день он обнаружил еще один. Сейчас же, благодаря Комиссару, найдено 95 дотов! «Мы теперь четко видим линию обороны, открылась вся красота инженерного замысла», — говорит он.

Небольшое, но важное замечание — огромный объем работ на Ильинском рубеже сделан на его личные деньги: доты расчищены, на них повешены таблички «охраняется государством», восстановлена часть траншей и окопов, напечатаны карты. Он организовал из молодых сотрудников «Технологии» отряд добровольцев «Ильинский патруль». Почти каждую субботу они там — создают грандиозный музей под открытым небом.

Когда появилась идея снять фильм «Ильинский рубеж», Комиссар деятельно поддержал ее. Статус депутата Законодательного Собрания помогал ему открывать многие двери. А еще помогала глубокая вера в необходимость такого фильма. И все получилось — съемки завершены, премьера — через год. Я клещами вытягиваю из него признание, сколько личных своих денег он вложил в его производство. Почти два миллиона. А сколько еще иной помощи было оказано съемочной группе! Нужен гравий? Он договаривается и привозит. Нужны муляжи снарядов? Он договаривается и их вытачивают. Этот фильм был поднят на его плечах.

«Мы подписали договор о том, что вся прибыль от проката пойдет на строительство нового музея в Ильинском, — говорит о планах на будущее Комиссар. — Надеюсь, в следующем году начнем».

…О патриотизме сейчас говорить модно. Комиссар не говорит. Просто берет и делает.

 

 

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены