На вздохе…

Автор: 14 января 2016 6544
Петр Мартынов заряжал всех вокруг своей энергией Петр Мартынов заряжал всех вокруг своей энергией

На этой неделе город и Физико-энергетический институт прощались с Петром Никифоровичем Мартыновым, ученым, инновационщиком, человеком не только глубоких знаний, но и совершенно особых человеческих качеств…

Корни и крона
Петр Никифорович — корнями калужский, из Барятино. Родился сразу после войны, в многодетной крестьянской семье. Время было тяжелое, а для Мартыновых — в особенности. Отец вернулся с фронта тяжело больным, вскоре умер, и мать, совсем молодая на тот момент женщина, осталась одна с пятью детьми мал мала меньше. Как их поднять, ведомо было только ей одной. Маленький Петя этих забот тогда не понимал, просто голодно было — и все. Но трудно приходилось в ту пору не одним Мартыновым, лишения воспринимались как норма и не омрачали босоногое крестьянское детство. Отличался от сверстников Мартынов-младший лишь одним — очень любил учиться и читать книги. И школу местную окончил с отличием. Старшая сестра, которая сама не смогла учиться после десятилетки — надо было помогать семье, сказала: «Езжай, Петя, в Москву!» И он поехал поступать в Московский институт химического машиностроения. А не будь поддержки Александры Никифоровны, Обнинск мог бы лишиться блестящего ученого. К слову, сам Мартынов всегда очень любил малую родину, проводил почти все свободное время в своей деревне Жданово, помогал землякам как мог, да и крестьянской работы не гнушался никогда — грядки вскопать или сорняки прополоть. И любил угощать своей картошкой, собранными белыми грибами или земляникой коллег. А о его настойке — мартыновке — вообще легенды ходили.

Самый цитируемый
Список регалий Мартынова довольно обширен — доктор наук, профессор, заместитель генерального директора ГНЦ РФ — ФЭИ, автор более 300 научных трудов, в том числе порядка 100 изобретений, защищенных патентами. Впрочем, в научном мире ценятся и другие показатели — как много ты выдаешь сегодня научного продукта, которым пользуются другие ученые. Имя Мартынова значится в Топ-100 российского индекса цитируемости 2015 года в области ядерной техники под номером 42. Это очень высокий показатель.
Чем же занимался Мартынов? Если атомную станцию сравнить с организмом человека, то реактор — его сердце, а теплоноситель — кровь. С самого начала работы в ФЭИ, с конца 60-х, Мартынов стал работать в области тяжелых жидкометаллических теплоносителей, «чистил кровь» реактора. И в этой сфере стал признанным лидером, аналогов созданной им школы в мире нет. Под его крылом защитились 8 кандидатов наук и еще 5 диссертаций готовится сейчас.
— Научный кругозор Петра Никифоровича был чрезвычайно широк, — рассказывает начальник отдела жидкометаллических технологий ФЭИ Валерий Мельников. — Под его началом работали три эффективнейших отдела ФЭИ — жидкометаллических технологий, по контролю и диагностике реакторных установок, а также радиоизотопный.
Третье направление «выстрелило» в самое последнее время. Здесь разработаны и созданы те самые микроисточники, которые заменили импортные аналоги для операций брахитерапии, сделав лечение опухоли предстательной железы доступным для всех жителей страны. И именно этот прорыв глава Росатома Сергей Кириенко в своем итоговом докладе за 2015 год назвал одним из главных достижений отрасли.

Молоко и масло
Хотя кто знает, быть может, фильтр для молока, разработанный отделом Мартынова в начале 90-х, значил для ФЭИ не меньше. В то время рухнули все федеральные программы, на которых держалась отечественная наука, и российские НИИ плавно пошли ко дну. Ядерной науке приходилось не легче, чем всем остальным. Резались атомные подводные лодки, сворачивались научные тематики, уходили люди. Мартынов же смог не только сохранить уникальные научные кадры и уникальные же научные стенды. Он нашел новую профессию для своего отдела, конверсионную — на ней отдел смог не просто выжить, но и пойти вперед.
Стали разрабатывать фильтры для молочной промышленности. Первый сделали для Кривского — тангенциальный, с зернистой засыпкой. Странно это, конечно, было, ничего подобного прежде не делали — и при испытании боялись, что фильтр не выдержит давления жидкости. Но все прошло гладко.
— Так родилось новое для ФЭИ, экологическое направление — очистки сред: воздуха, воды, индустриальных масел, — рассказывает Андрей Посаженников, начальник лаборатории физхимии очистки сред. — Оно очень перспективно и имеет массу гражданских применений. И все это благодаря энергии Мартынова. Он всех нас заряжал, был настоящим генератором идей, совершенно неутомимым человеком.
— С Петром Никифоровичем было легко работать, — говорит генеральный директор ФЭИ Андрей Говердовский. — Без суеты, без многословия, с точным пониманием предмета обсуждения, что было крайне важно в многочисленных мозговых штурмах, ставших эффективным инструментом создания нового. Именно новое, неведомое наиболее увлекало Петра. Он обладал удивительной способностью предвидения полезности и ценности тех идей, которые высказывал сам и слышал от других. Да, он умел слушать и умел точно формулировать. Процесс получения результата увлекал его, а сам результат справедливо восхищал. Петр Никифорович многое не успел, как и все незаурядные люди, но остались ученики, коллеги, партнеры. Его отделение крепко стоит на ногах и еще не раз своими успехами напомнит имя своего первого директора.

Понедельник начинается в воскресенье —
— это правило Мартынов ввел давно. По воскресеньям он собирал руководителей направлений, определялись планы на неделю вперед. Так убивались два зайца — не тратилось на раскачку драгоценное начало недели и сохранялась атмосфера научного поиска, для которого зачастую нужна неформальная обстановка.
В воскресенье 10 января, еще до окончания новогодних каникул, в отделении Мартынова традиционно «начался понедельник». Петр Никифорович шутил, строил планы, заряжал всех, как обычно, своей неуемной энергией… Через шесть часов — реанимация. Обширный инфаркт. Второй по счету. Первый он перенес на ногах. На свое здоровье у него никогда не хватало времени…

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены