Первый директор

Автор: 30 июня 2016 1134
Виктор Мальский рассказывает об отце (на открытии мемориальной доски) Виктор Мальский рассказывает об отце (на открытии мемориальной доски)

2016-й — год юбилеев. 60 лет Обнинску. 45 лет самому крупному производственному предприятию — приборному заводу «Сигнал». 45 лет самому крупному производственному предприятию – приборному заводу «Сигнал». Мы продолжаем рубрику «Живая история» - очерки о людях «Сигнала» и о том, как они делали его историю.

Без протекций
Виктор Мальский, до пенсии инженер-электронщик завода «Сигнал», — не однофамилец прославленного первого директора этого завода. Он его сын. Только сын никогда не был протеже отца — дважды лауреата Сталинской премии. Даже сама возможность такого продвижения по жизни не укладывалась в голове ни у того, ни у другого. Виктор пришел на завод «Сигнал», когда Анатолий Мальский уже оставил свое предприятие по возрасту. Пришел на рядовую должность — инженера по обслуживанию ЭВМ. Это была позиция старшего Мальского: никогда не брать на работу возглавляемого им предприятия своих сыновей — старшего Владимира и младшего Виктора.
Почему Анатолий Яковлевич Мальский, после которого на заводе были не один и не два руководителя, остается на особом счету? Вовсе не потому, что Герой Соцтруда, четырежды кавалер ордена Ленина, четырежды награжден Орденом Трудового Красного Знамени, Почетный гражданин Обнинска. А потому, что он человек собственного стиля руководства, который не давал сбоев. Всю жизнь, как на фронте. Ни минуты промедления. Срочно нужен завод боеприпасов — мин, гранат, авиабомб, снарядов. Кому поручить? Мальскому. Нужна атомная бомба. Работы по производству ее взрывчатки возлагают на Мальского. На нем — большая ответственность и за водородную бомбу, которую в составе комиссии сам же и испытывал на полигоне в Семипалатинске. И когда срочно нужно было развернуть завод по производству приборов для АЭС, выбор снова пал на него.

Как на фронте
Приборный завод «Сигнал» стали строить в 1971 году, а в 72-м он уже выпустил первые радиоизотопные приборы. При том, что еще как такового завода и не было. Был один-единственный цех, где каждый как мог обустроил свой рабочий участок — что конструктор, что инструментальщик. Следом за отдельными приборами — уже выпуск электронных приборных комплексов для отечественных и зарубежных АЭС. И снова — скачок: освоение новой технологии в связи с необходимостью производства изделий радиохимического контроля для оборонной промышленности.
Мальский постоянно на производственных участках. Разговаривает с рабочими. Ходит в обычном костюме без наград. А если на лацкане пиджака блестит звезда Героя, значит, едет в Москву, в высокие кабинеты, пробивать какое-то решение в пользу завода и заводчан.
Их становилось все больше и больше. Мальский не ошибся, когда пригласил с собой на новое место работы Дмитрия Доронина и поставил его главным кадровиком. Завод и его социальная структура развивались семимильными шагами. Даже для Обнинска — города, жившего под крылом правительства в особых условиях, — было удивительно, как от присутствия нового предприятия меняется лицо и структура города. Новые жилые дома, новые детсады, профилакторий, Дворец культуры…

Мелочей не бывает
Младший Мальский вспоминает, как Доронин сразу стал проводить линию отца. Он наполнял завод молодежью. Директор охотно с ней общался. «Может, приверженность к ней шла от Свердловска-45, — дополняет рассказ Виктора Доронин, — где молодежь по собственной инициативе на общественных началах построила механо-сварочный цех, ремонтировала школы, дороги, вообще, сделала много других полезных дел. А может, от оборонного завода в Электростали, где работали женщины да пацаны, которым специально делали подставки, чтобы дотянуться до рабочего стола. Правда, были мастера, хоть и старые-престарые. Но на фронт бесперебойно шли боеприпасы — мины, гранаты, авиационные бомбы, снаряды для легендарных «Катюш».
Мальский строго придерживался своего стиля руководства — растить молодежь с опорой на асов производства. И изо всех сил прививал всем понимание важности первичного труда. Главный человек на заводе — рабочий. Доронину нравился его Свердловск-45. Понравился и Обнинск. Особенно тем, что здесь колоссальная база для кадрового роста. Завод построил техническое училище. Взял шефство над двумя школами, №№7 и 8. Не было в городе ни одной школы, которая бы не послала школьников на знакомство с «Сигналом». За каждым новичком закреплялся наставник. Оба работали за одним станком. Наставник получал деньги за обучение дополнительно к зарплате. И определенное вознаграждение получал новичок. Но и сами наставники учились. Для них специально работал профильный университет во Дворце культуры. На лекции приглашались ведущие психологи, социологи, юристы… А еще специалисты завода проходили дополнительную подготовку в ЦИПКе. Это была школа управления. Школа, которая дала городу, отрасли, стране толковых руководителей.

Хозяйство Мальского
Это подтверждает и руководитель Калужского землячества Геннадий Скляр. Его направили в Обнинск после вуза. На Ордынке, где располагается атомное ведомство, сказали доехать до Обнинска, а там спросить, где хозяйство Мальского. Так часто под фамилию маскировали закрытые объекты. В отделе кадров Доронина приняли документы… Скляр удивился, когда услышал: «Завтра вас ждет директор завода». «На следующий день я робко входил в кабинет Мальского. Пожилой, но крепкий, высокий, костистый мужик без особых предисловий протянул руку: «Ну-ка, ваш диплом». Взял его, открыл, задержал внимание на вкладыше, где были проставлены отметки. «Что ж, пойдете в отдел главного конструктора. Но помните, главный человек на заводе — рабочий: слесарь, оператор, сборщик».
Геннадий Иванович сразу обратил внимание на то, что на заводе много молодежи. Позже он скажет: «Да, это и была линия руководства Мальского. Он наполнял завод молодежью. Он с ней встречался. В ней он видел будущее «Сигнала». Но ядро управленцев, инженеров и рабочих привез с Урала, из Свердловска-45. Это были высокопрофессиональные кадры, и представить даже трудно, чтобы сотни людей с семьями, людей, ценимых на своей хорошо оплачиваемой работе, снялись с насиженных мест и поехали вслед за своим руководителем туда, куда он их позвал. Какая же должна быть степень к нему доверия!
— Как только меня выбрали секретарем комитета комсомола завода, — продолжает Скляр, — Анатолий Яковлевич вызвал к себе. Говорит: «Запомни! Наш завод должен быть лучшим. Дворец культуры — лучшим. Детские сады — лучшими. Комсомольская организация — лучшей. Все, что тебе будет надо, я дам. Если какая необходимость, поддержим, сразу приходи ко мне».
И завод действительно гремел. Стройотряды… КВН… Комсомольские слеты… Конкурсы… Помощь селу… Везде нас ставили в пример. И еще… Меня приглашали на все ключевые совещания, на обсуждение производственного процесса. Такой практики не было ни на одном предприятии ни в городе, ни в области… А раз директор приглашает на свои совещания заводского комсомольского секретаря, то начальник цеха следует его примеру и зовет уже на свои планерки цехового секретаря комсомола. Это, — подводит итог Геннадий Иванович, — была система подготовки управленческих кадров и комсомольских активистов, что я испытал на самом себе.

Стоп!
Мальский оставил после себя крепкий коллектив и грамотных руководителей. Что Савин, что Анисимов. И процветать бы заводу впредь... Если бы не пришлось резко нажать на тормоза. Стоп! Пришла перестройка…
Младший Мальский говорит: «Круто изменилась страна. Стал меняться и завод. Появились странные люди в дорогих костюмах. Они подъезжали к заводу на иномарках, заходили в цеха… Однажды один из таких «гостей» говорит: «Здесь можно поставить чан для пивоварения». Услышав такие слова, мы — инженеры и рабочие — переглянулись. Потом, после ухода визитеров, никак не могли отойти от тяжелого впечатления. Каждый на заводе вырос в ценного специалиста и теперь каждый переосмысливал свою жизнь. От отца ко мне перешло ответственное отношение к производству и производственному коллективу. И такое отношение я считал для любого работника самым важным в жизни. Был убежден, что продукция завода необходима для отрасли и для всей страны. А тут такое…»

***
У старшего и младшего Мальского действительно много общего. Даже внешне. Разве что младший повыше и покрупнее. А так, по мнению заводчан, — одно лицо. И даже почерк одинаковый. И хотя у одного и другого неравнозначна мера ответственности за результат поставленных задач государственной важности, подход к ним одинаковый. Как почти одинаковым был и семейный быт. Все скромно и просто. И так же просто он отвечает на вопрос — как сравнивать руководителя Мальского с нынешним директором Валентином Родионовым: «Управление на заводе в итоге перешло от полковника к полковнику, и это уже залог веры в его стабильность и необходимость государству».
Нонна ЧЕРНЫХ

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены