В музее Обнинска открылась выставка, посвященная 90-летию Евгения Федорова, руководителя Обнинска середины 60-х годов

Автор: 10 августа 2017 825
Портрет Евгения Федорова. Художник Евгений Тищенко Портрет Евгения Федорова. Художник Евгений Тищенко

Если кто и остался крепко в народной памяти из руководителей Обнинска в советские годы, так это Иван Новиков по прозвищу Грозный. На фото, а ведь он специально позировал, — это властный человек с тяжелым взглядом. Он пришел в 1968-м на смену Евгению Федорову. С тех пор прошло почти 50 лет, и Евгения Епифановича почти совсем забыли. А музейная выставка напоминает — партийные лидеры были разными.

Секретная биография

О Евгении Федорове известно немного. И даже разговор с его 90-летней вдовой Евгенией Федоровой, находящейся в твердом уме и трезвой памяти, особо не помог.

— Где вы познакомились? — интересуюсь.

— На секретной стройке подземных объектов на станции Дворец под Новгородом в 1952 году. Он там был заместителем начальника политотдела, — отвечает Евгения Петровна. 

— А что там строили?

— Я хоть сама там работала, не знаю.

Навряд ли она лукавит. Известный факт — из строителей Обнинской АЭС почти никто не знал, что они сооружают. Но сейчас-то узнать не сложно, что это были за объекты под Новгородом. Интернет выдает справку — ракетные шахты, ныне заброшенные.

Оттуда Федорова в 1954-м перевели в будущий Обнинск, секретарем комсомольской организации стройки. Это уже номенклатурная должность. А дальше вверх по карьерной лестнице, и через 12 лет Федоров становится главой города — первым секретарем горкома КПСС, выше его в Обнинске никого. На этом посту он недолго, два года. Такая работа ему не очень нравилась. Почему, об этом чуть ниже.

В 1968-м — он уже в Восточной Германии (ГДР) в качестве офицера контрразведки. Научный сотрудник музея Елена Рамодина говорит, что в документах он прямо именуется агентом. А официально — он дипломатический сотрудник посольства, а потом руководитель парторганизации на советско-немецком предприятии «Висмут», добывавшем уран для наших военных нужд. Чем там на самом деле семь лет занимался Федоров, останется тайной.

Потом десять лет работал старшим преподавателем на Специальной кафедре ЦИПК в Обнинске. Ее главной задачей было научить сотрудников предприятий атомной отрасли защите информации от вражеских посягательств. Ушел в отставку в 1985-м в звании полковника. Умер в 1993-м. Похоронили с воинскими почестями.

«При нем расцвело диссидентство»

«Он был не столько мягким, сколько «круглым», — вспоминает ветеран обнинской журналистики Нонна Черных. То есть, не «закручивал гайки» внизу, но при этом перед областным начальством старался делать вид, что в городе с идеологической точки зрения все хорошо. Однако в Калуге тоже не дураки сидели, и видели, как в Обнинске махровым цветом расцветает свободомыслие — по рукам ходит запрещенная литература, разрешили выступить в городе Андрею Вознесенскому. Несмотря на то, что незадолго до этого Хрущев чуть ли не матом его крыл с высокой трибуны. А еще выпуск пронизанного вольнодумством сборника «Физики шутят» подлил масла в огонь. Короче, в Калуге были очень недовольны. Информация дошла и до Москвы. Последовала команда «зажать». А исполнять-то Федорову.

«Его обвиняли в том, что он не справляется с ситуацией, но он и не хотел с ней справляться. Не хотел гнобить ученых», — говорит Елена Рамодина. Вдова Федорова подтверждает: «Первый секретарь областного комитета Кандренков стучал кулаком по столу, требовал выгнать вольнодумцев из ФЭИ, а мой муж сопротивлялся. Евгений Епифанович написал заявление об уходе, но Кандренков его целый год не отпускал».

И тем не менее, самое громкое диссидентское дело в истории Обнинска — изгнание из ФЭИ Валерия Павлинчука — случилось во время правления Федорова. Ученого лишили работы, исключили из партии. Бюро горкома, слушавшее персональное дело Павлинчука, вел Федоров.

Когда 30-летний Павлинчук умер, публичные похороны запретили, а они все равно состоялись. И приняли размах демонстрации. И вот тогда Кандренков не выдержал и подписал заявление Федорова. Город возглавил Новиков, и «все стали ходить строем».

Так что Евгений Епифанович был человеком неоднозначным. С одной стороны — «охранитель», и государство ему поручало важные участки работы. С другой — спокойно относился к мягким формам инакомыслия. Может, даже симпатизировал.

А на выставке, кстати, много любопытнейших экспонатов. Например, подлинные автографы космонавтов Юрия Гагарина, Алексея Леонова, Павла Беляева, маршала Жукова — они приезжали в 60-е годы в Обнинск, их принимал Евгений Федоров. Его немецкие награды. И есть одно уникальное фото: «Федоров отвечает на телефонные вопросы читателей городской газеты «Вперед». Такой уровень демократичности вернется к нашим градоначальникам только в 90-е годы.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены