Волков. Ядерная жизнь

Автор: 07 июля 2020 721
Леонид Волков, директор компании «Альфа-диагностика», 2020 Леонид Волков, директор компании «Альфа-диагностика», 2020

Леня Волков оканчивал школу в Польше в самом конце 40-х годов, там отец служил. И там примерный ученик впервые услышал о могущественной ядерной энергии – учитель химии на уроке рассказал о том, как американцы бомбили японские города.

Рассказ произвел на Волкова такое сильное впечатление, что он для себя твердо решил: «Буду заниматься атомными делами». Именно поэтому поступил в Московский энергетический институт. Велико же было разочарование, когда выяснилось, что изучение ядерной физики там не предполагается…Все против

 

Леонид Волков по советским правилам никак не должен был попасть в «атомный проект». Не подходил по анкетным данным. Во-первых, происхождением подкачал. Дед по матери — калужский священник, там в роду еще и царские офицеры были. Отец — из кулацкой семьи. Во-вторых, ребенком во время войны три месяца находился на оккупированной территории, а это тоже пятно на биографии. Однако, как известно, строгость наших законов компенсируется необязательностью их исполнения, и Волков, поступая в институт, сдал анкету без «порочащих» сведений. Проверять же никто не стал.

В институте выбрал специализацию «техника высоких напряжений», учился отлично. Перед выпуском, в начале 1954 года, его вызвали в отдел кадров, где некие «загадочные люди» предложили работу, как они сказали, в «Приволжской конторе»: «Вам там будет интересно».

«Конторой» оказался закрытый город Саров (в те годы Арзамас-16), а точнее — КБ-11, в будущем — Институт экспериментальной физики. Там разрабатывали ядерное оружие. Вот никак Волков не должен был туда попасть. Но попал. Судьба.

Взрыв за взрывом

«Я оказался в гуще экспериментальных проблем по исследованию взрывных быстропротекающих процессов при разработке ядерного оружия», — вспоминает Леонид Павлович. Вскоре он перешел в «конкурирующую фирму» — Институт технической физики в закрытом Челябинске-70 (Снежинск), там тоже занимались ядерными зарядами. На новом месте Волков сменил специализацию — стал заниматься проблемами регистрации параметров подземных взрывов. Зафиксировать все данные — в принципе, и есть главная задача испытаний боеприпасов.

В этом деле Леонид Павлович преуспел. Не только защитил докторскую, но и в 1968 году получил Государственную премию, разумеется, закрытую — за разработку нового способа измерения тротилового эквивалента ядерного заряда. «С моим участием подготовили около ста испытаний ядерных зарядов, а на 32-х испытаниях я непосредственно присутствовал», — вспоминает он.

Случались и курьезы. В том же 1968-м году решили в одной штольне взорвать сразу три заряда. Один большой и два маленьких. К тому времени Волков разработал способ измерений, позволяющий при одновременном подрыве зарядов различать характеристики каждого из них. Взорвали. Сразу стало ясно, что что-то пошло не так — землетрясение получилось так себе. Аппаратура Волкова показала, что самый крупный заряд не взорвался. Представитель флота тоже фиксировал результаты, и, по его мнению, все взорвалось.

Мнения разделились, дискуссия вышла горячей. Дело дошло до того, что поспорили на ящик армянского коньяка… Два года к камере, в которой находился заряд, рубили новую штольню. Докопались до него в конце концов — он оказался целым. «Спустя время я встретился со своим оппонентом в Москве, напомнил ему о ящике коньяка, — рассказывает Леонид Павлович. — Но тот «отшутился», сказал, что я спорил с капитаном 1-го ранга, а он теперь адмирал: «Вы спорили с каперангом, к нему и обращайтесь».

Волков участвовал не только в военных испытаниях, он фиксировал параметры подземных мирных взрывов. В том числе тех, которые применялись для ликвидации аварий на газовых месторождениях, когда огромный факел невозможно было погасить другим способом. Однажды произошла забавная история. Узбекистан. Авария на месторождении Памук. Заложили заряд на двухкилометровую глубину. Руководитель операции ведет обратный отсчет 10, 9, 8…2,1, 0! Взрыва нет! От досады тот емко и кратко выругался в микрофон, и сразу же земля заходила под ногами. Землетрясение получилось даже сильнее, чем рассчитывали. Потом хитрые узбеки, якобы не знакомые с русским матом, все допытывались, что это за команда такая прозвучала после «ноля».

…Ядерные испытания и взрывы в мирных целях давно в мире не делаются (кроме КНДР). По мнению Леонида Волкова, зря. Потому что бывают критические ситуации, когда ничего лучше ядерного взрыва нет. «Например, грандиозный нефтяной фонтан в Мексиканском заливе в 2010 году можно было заткнуть ядерным взрывом. Получилось бы быстрее и дешевле», — уверен Леонид Павлович.

В 70-е годы он участвовал в операции «Тайга». Планировалось построить Печоро-Колвинский канал, используя 250 ядерных зарядов, — чтобы «повернуть» северные реки на юг. Но взорвали только три заряда — получилась «траншея» длиной 700 м и шириной 300 м. Потом от этого масштабного проекта отказались из-за протестов общественности. И на память о нем осталось рукотворное озеро, образовавшееся на месте взрыва.

Крутой поворот

В 1979 году Леонид Волков переехал в Обнинск. Во-первых, чтобы быть поближе к матери, которая жила в Калуге. Во-вторых, программа подземных ядерных испытаний заканчивалась, и надо было искать новое дело. В филиале МИФИ возглавил кафедру общей физики, пять лет преподавал, стараясь делать свои лекции яркими и запоминающимися. «Я сейчас много езжу по атомным станциям. Там работают мои ученики, — рассказывает Леонид Павлович. — Они помнят и благодарят».

В 80-е перешел в НИКИМТ, а потом, когда, по его выражению, «наступило время инициативных людей», создал компанию «Альфа-диагностика», которой до сих пор руководит сам, несмотря на 85-летний возраст!

Он не только директор, но и главный конструктор предприятия — придумывает и конструирует манипуляторы для ремонта парогенераторов АЭС. «Раньше для ремонта трубопроводов в парогенератор спускался человек, он получал дозу облучения, да и ручная сварка была невысокого качества, — говорит Леонид Павлович. — Работая с нашими манипуляторами, никто не облучается, и они дают высокое качество сварного шва». Волкову удалось создать уникальные приспособления, в разы легче иностранных, проще управляемых и надежных. Его манипуляторами оснащены несколько российских АЭС. У него звание — Заслуженный конструктор России. И это не все. «Мы получили заказ на разработку и изготовление системы быстрого аварийного останова реактора, — делится планами на будущее Леонид Павлович. — От двух российских и двух зарубежных АЭС».

Книга жизни

В прошлом году Леонид Волков издал книгу «Размышления над прошлым участника атомного проекта», в которой описал свой жизненный путь, встречи с великими учеными, поездки на ядерные полигоны, зарубежные путешествия. Книга большая, 650 страниц, и интересная: в ней много таких подробностей и деталей атомного проекта СССР, о которых мало кто знает.

Но и это не все. В планах Волкова написать еще одну книгу «Мои встречи с прекрасным». Вот такая настоящая, насыщенная ядерная жизнь.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены