Всю жизнь — в строю

Автор: 05 мая 2016 1257
Накануне Дня Победы с Андреем Гандюхиным встретился Валентин Родионов Накануне Дня Победы с Андреем Гандюхиным встретился Валентин Родионов

Андрею Гандюхину — кадровому офицеру военно-морского флота — осенью стукнет 90. Но он до сих пор не вышел из строя. Не один десяток лет возглавляет Совет ветеранов завода «Сигнал» — один из лучших в области. И недаром получил звание «Почетный гражданин города Обнинска».

Андрей Егорович пришел на завод, выйдя в отставку. Ему предложили должность начальника военно-учетного стола. Шел 1981-й год. Особый для завода год. Анатолий Мальский, прославленный директор предприятия, сдавал дела новому директору Николаю Савину. Предприятие, которое Анатолий Яковлевич создавал, оснастил новейшей техникой, где сумел зарядить трудовым энтузиазмом рабочих, конструкторов и инженеров. Продукция завода пользовалась спросом в стране и за рубежом. На первомайские и октябрьские праздники коллектив «Сигнала» удостаивали чести открывать колонны обнинских демонстрантов.
— Мне это нравилось, — говорит Андрей Егорович. — Весь город в парадном строю… Оркестр… Ветераны в костюмах, увешанных орденами. Я смотрю на них не только как на наше общее братство, но еще и с позиции моих должностных обязанностей. Мимо моих глаз не проходит очень значащий для меня факт: любят в нашем городе тех, кто воевал, кто свалил такого мощного врага и дал свободу не только своей стране, но и всей Европе.Так что и моя работа нужна. Чтобы участники войны знали: в случае чего им есть на кого опереться. Мы вели учет не только ветеранов, но и всех военнообязанных. А еще и допризывников. Пригодных к срочной службе на заводе тоже было достаточно. И мы оформляли на них документы, провожали ребят в армию, встречали их… Все военнообязанные были на особом счету. Мы их посылали учиться, и они, повысив квалификацию, получали повышение в воинском звании, что потом засчитывалось им при выходе на пенсию.
— А участников войны было много?
— Да. Когда завод открылся, их было 129. А при мне уже убавилось, осталось сто. Это была надежная, крепкая гвардия…

Ходили мы походами
Андрей Егорович Гандюхин — из северной деревни Гончарово. За четыре километра от дома, в соседней деревне Сирино, была школа, куда он и ходил каждый день. Четыре километра для деревенского пацана — это не расстояние. А вот Маша, будущая жена, — ходила в школу из тайги за четырнадцать километров. Учились они в одном классе и не представляли, что судьба свяжет их на всю жизнь. Тем более, что из деревни Андрею пришлось уехать, а вернуться удалось только спустя годы. После 8-го класса его послали в военную школу.
— Уже шла война. Меня, — рассказывает Андрей Егорович, — направили краснофлотцем (тогда тех, кто служил на флоте, моряками еще не называли) на тральщик. Тральщик — специальный корабль. Его назначение — обнаружить и уничтожить морские мины, проще говоря — обеспечить проводку судов через минные заграждения. Наше основное оружие — поисковые аппараты и взрыватели, а еще на корабле находятся пловцы-минеры. Потому что мины приходилось не только обезвреживать, но и устанавливать в заданном квадрате. Тралили мы в Финском заливе. За одним катером, почти впритык к нему, идет другой… Мин столько… Все равно что галушек в супе… Очистили проход нашим кораблям, идем обратно, и снова они — мины…
Гандюхин сызмальства относился к своим обязанностям серьезно. Это приметили с первых дней его флотской службы. Не просто так — еще совсем юного парнишку — назначили боцманом, вторым человеком на корабле. Он в ответе за все корабельное хозяйство.
После войны молодой моряк не оставил службу в ВМФ. Сначала — курсант Военно-морского политического училища. Позже — слушатель Военно-политической академии. В 1952 году — замкомандира дизельной подлодки, которую моряки между собой называли «Щука». Место приписки — Тихоокеанский флот. И снова перемена в жизни. Теперь уже — Северный флот. И корабль другого, современного класса — атомная подводная лодка «К-11» проекта 627 «Кит». На ее счету 14 автономных походов — больше, чем она, никто из субмарин этого проекта такой истории плавания не имел. Но, как и на других лодках, не миновали ее аварии: одна — с выбросом радиоактивной паро-воздушной среды.Часть личного состава погибла, остальные получили большие дозы облучения. Недаром Гандюхин «зачислен» в подразделение ветеранов особого риска.
В Обнинске он с 1968 года — начальник политотдела Учебного центра ВМФ.Это было время интенсивного развития стратегического атомостроения, и Обнинску отводилось в нем особое место. Ну, а там, где новая техника, нужны хорошо обученные кадры. Их на учебу и переподготовку присылали в Обнинск. Прибывали и экипажи в полном составе, и командиры отдельных боевых подразделений, да и из Москвы, из высшего комсостава обновить свой опыт и знания в соответствии с новыми задачами. Флот обновлялся и требовал не только знаний каждого в отдельности члена, но и координации их действий. Тут уже вступал человеческий фактор, который и был основной сферой заботы Гандюхина.

На гражданке…
Расстался с флотом Андрей Егорович по возрасту. Но служба для него и сегодня родное дело. После демобилизации с таким послужным списком устроиться на работу было не сложно. Но выбрал он завод «Сигнал». И вскоре стал замом, а потом и бессменным председателем заводской ветеранской организации. Ветеранов на заводе всегда было много — люди опытные, много фронтовиков. «Сигнальские» специалисты в советское время ценились и оплачивались хорошо.
Перестройка все перекроила на свой лад. Хуже, чем в 90-е, не было никогда. Худо и молодым, и ветеранам. Но если молодежь стала искать другую работу и находила ее — в округе, а то и в Москве, то куда податься ветеранам? «Зарплату им не платят, — вспоминает Гандюхин. — Или задерживают. Пенсия тогда была небольшая, это в 2000–е нам ее подняли». Но не только материальная сторона угнетала. Тревожные слухи, что завод «разрежут» на куски, что его социалку по частям продадут, начинали подтверждаться. Народ стал подниматься на защиту. Цеха митингуют… А перед началом нулевых вообще был бунт…
— Не знаю, — говорит Андрей Егорович, — что было бы, если бы у руля завода не встал Родионов. И не потому, что военный человек мне ближе по духу. А потому, что как Путин собрал страну, так Родионов собрал завод. Теперь это, как в прежние годы — единый коллектив. И особенно это чувствуют и ценят ветераны.
Как ценят они и заботу руководства. Всех ветеранов каждый год определяют поправить здоровье в профилактории. Каждый праздник их обязательно чествуют.«А какой прием Родионов устроил на 70-летие победы!» — вспоминает Гандюхин.
Да разве только праздниками радует завод ветеранов? Сколько радости им приносят поездки по разным местам боевой и воинской славы, и к историческим памятникам старины! А потом самое старшее поколение встречается с самым молодым, и эти встречи доставляют тем и другим большую радость. Ветераны гордятся, что они шефствуют над школами города. Больно они переживали 90-е годы, когда патриотическое воспитание молодежи считалось пережитком прошлого и когда самого слова «патриотизм» принято было чуть ли не стесняться. Вопреки настойчивому стремлению ветеранов возродить прежние традиции. Кто прав — показала всеохватная акция «Бессмертный полк». На 70-летие Победы весь завод был охвачен стремлением нести плакаты с фотографиями своих воевавших родственников.
Возрожденный патриотический настрой не снижается на заводе и в этот День Победы. «Праздник, — говорят ветераны, — мы обязательно отметим достойно. Все снова соберутся за накрытым столом, молодежь выступит с концертом. Будут поздравления, подарки и сувениры от руководства завода и профкома. В честь ветеранов и эстафета 5 мая, и возложение цветов к стене памяти, с которой на нас смотрят уже ушедшие из жизни бойцы. Ну, и очень важно для нас то, что в коллективный договор включен раздел «Работа с ветеранами»: администрация и профком обязуются заботиться о нас, как это делается все последние годы».
Нонна Черных

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены