Странная смерть

Автор: 03 февраля 2014 653

Более двух лет следователи не могут установить причину смерти человека, умершего на следующий день после посещения кафе «Фараон». Cудя по служебной характеристике, Станислав Крашевников, погибший 25-­летним, был чуть ли не ангел: «За время работы зарекомендовал себя исключительно с положительной стороны, показывал превосходные результаты в работе с клиентами не только в обычной, но и в стрессовой ситуации. Всегда сохранял оптимизм, выдержку и позитивное отношение к коллегам. Старательно сглаживал конфликтные ситуации, но при этом обладал обостренным чувством справедливости».

Более двух лет следователи не могут установить причину смерти человека, умершего на следующий день после посещения кафе «Фараон».

Cудя по служебной характеристике, Станислав Крашевников, погибший 25-­летним, был чуть ли не ангел: «За время работы зарекомендовал себя исключительно с положительной стороны, показывал превосходные результаты в работе с клиентами не только в обычной, но и в стрессовой ситуации. Всегда сохранял оптимизм, выдержку и позитивное отношение к коллегам. Старательно сглаживал конфликтные ситуации, но при этом обладал обостренным чувством справедливости».

Однако ночью 4 октября 2011 года в него как будто бы бес вселился. Вечером он встретился со школьным другом Максимом Анисимовым. Со слов Максима, они сначала выпили по две бутылки пива, потом по 50 г водки в «Элефанте». Там им не очень понравилось, и они ушли в другое заведение неподалеку, в «Фараон». Заказали 0,5 водки. Под соленые огурцы выпили и ее. Только собрались уходить, как в этом же кафе (а дело происходило в ночь с понедельника на вторник) Станислав встретил еще нескольких приятелей, с которыми когда­-то учился в школе. Подсел к ним и через несколько минут по непонятной причине перевернул их столик — пепельница и стаканы полетели на пол и разбились. Хоть Станислав и перевернул столик, его приятели на эту выходку отреагировали сдержанно. А сотрудникам кафе такое поведение не понравилось: они потребовали оплатить разбитую посуду (150 руб.) и покинуть заведение. В свою очередь, это не понравилось Крашевникову. По свидетельским показаниям, он «громко кричал, оскорбляя нецензурной бранью сотрудников кафе и их родственников».

Охранник Сергей Корнеев вывел подвыпившего мужчину в коридор, а по другим показаниям — на улицу. Родители Станислава уверены, что это и был ключевой момент той ночи. Потому что буквально за несколько минут его поведение резко изменилось. Как будто что­-то произошло. То он был активен, твердо держался на ногах, а через две­-три минуты обмяк и практически не реагировал на внешние раздражители. Вскоре Максим Анисимов обнаружил своего друга в коридоре кафе — он сидел в кресле в невменяемом состоянии. Достал из его кармана деньги и расплатился за разбитую посуду. После чего им позволили уйти. Со слов Анисимова, тот отнес друга на плече к нему домой. Станислава уложили на диван. Лежал до самого вечера, не вставая. Отец молодого человека, обеспокоенный тем, что сын никак не просыпается, измерил ему температуру — оказалось 40,5. Вызвал скорую. Парня увезли в реанимацию, где тот, не приходя в сознание, умер…

Причина — закрытая черепно­-мозговая травма, перелом основания черепа. Почти сутки мужчина находился дома в коме, а родные были уверены, что он спит. В заключении судебно-­медицинской экспертизы написано, что травма получена из-­за падения навзничь с высоты собственного роста с ускорением. А как произошло ускорение — ударили человека, толкнули ли, сам поскользнулся на ровном месте — неизвестно. За два года следствие так и не установило причину «ускорения». Следственный комитет неоднократно отказывал в возбуждении уголовного дела, родители погибшего неоднократно подавали жалобы в различные инстанции, после чего расследование возобновлялось — и так по кругу. Сейчас опять все замерло. Уголовное дело есть, но предварительное следствие приостановлено «в связи с не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».

Родители погибшего парня возмущены. По их мнению, круг этих лиц очень узок. Они подозревают в совершении преступления конкретных людей. Родителей удивляет, что с помощью детектора лжи был допрошен только друг их сына, который выпивал с ним в «Фараоне». Прибор, кстати, подтвердил слова о том, что Крашевников нигде после выхода из заведения головой не ударялся. Где же и как это произошло? Сотрудники кафе уверяют, что сами видели, как мужчина упал затылком на ступеньки, когда выходил из кафе. Но с помощью полиграфа эти показания проверять не стали. Сохранились записи камер наблюдения начала конфликта — вот у барной стойки один из сотрудников «Фараона» толкает Крашевникова ладонью в лицо, затем охранник сзади хватает его за шею, они вместе падают, затем встают, далее — руку за спину, и в таком положении мужчину выводят. Что дальше — кадров нет, объяснено это тем, что камера наблюдения в коридоре отсутствует.

Разумеется, презумпцию невиновности никто не отменял, и у следствия нет оснований официально перевести в разряд подследственных кого­-либо из сотрудников кафе — нет доказательств их вины. Здесь будет уместным вспомнить еще одну историю, о которой писала народная газета. Она произошла в клубе «Ритм». Охрана выводила оттуда молодого человека, и у него оказалась сломана рука. И хотя круг подозреваемых тоже был узок, следствие остановилось на невозможности установить лицо, к которому можно было бы предъявлять обвинение. На удивление, записи камер наблюдения там тоже не оказалось. Родители погибшего настаивают на том, чтобы следствие продолжалось. По их мнению, следователи так и не ответили на вопрос, почему их сын так резко изменил поведение, после того как его увели от барной стойки. Настолько резко, что не реагировал даже на то, что из его кармана вынимали деньги. И еще непонятно — почему то, как он с другом заходил в кафе, — кадры видеонаблюдения есть, а когда выходили — нет?

По показаниям друга, он Крашевникова оттуда выносил, а по показаниям сотрудников кафе — оба выходили своими ногами. С одной стороны, выпил — веди себя достойно, не круши мебель, и все будет хорошо. С другой — на то и ресторан, чтобы в нем выпить. У охраны очень тяжелая работа — ей приходится сталкиваться подчас с очень тяжелым «контингентом». Но почему после посещения заведений у одного сломана рука, а другой вообще погиб?! Так же быть не должно. Такую ситуацию нормой не назовешь. И почему-­то в обоих почти сходных происшествиях следствие оказывается бессильным — оно не в состоянии установить виновных.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены