Системные сбои Росатома

Автор: 07 декабря 2013 2202

Арест бывшего руководителя ФЭИ — лишь одна деталь в общей коррупционной мозаике Росатома. 

Экс­-глава ФЭИ Сергей Калякин арестован: его подозревают в хищении крупной суммы денег.

Кажется, в это просто невозможно поверить: экс­-глава самого основного обнинского института ФЭИ Сергей Калякин арестован, препровожден в Москву и содержится в тюрьме «Матросская тишина».

Арест бывшего руководителя ФЭИ — лишь одна деталь в общей коррупционной мозаике Росатома. 

Экс­-глава ФЭИ Сергей Калякин арестован: его подозревают в хищении крупной суммы денег.

Кажется, в это просто невозможно поверить: экс­-глава самого основного обнинского института ФЭИ Сергей Калякин арестован, препровожден в Москву и содержится в тюрьме «Матросская тишина». Как сообщает пресс-­служба МВД, «установлено, что с 2010 по 2011 год должностные лица ГНЦ РФ ФЭИ заключили договор с ООО «Энергоинжиниринг» на сумму 45 млн руб. для проведения исследовательских работ. В дальнейшем составили заведомо подложные акты о полном выполнении условий контракта. Деньги были переведены на расчетный счет подконтрольной коммерческой организации и присвоены». А фигуранты дела — задержаны. И главный — Сергей Калякин, который до марта этого года руководил ГНЦ РФ ФЭИ, а сейчас занимает должность первого зама гендиректора ФЭИ по науке и директора Института ядерных реакторов и теплофизики.

«Сообщаем официально: официальной информации нет!»

На просьбу пролить свет на ситуацию в пресс­-службе ФЭИ заявили буквально следующее: «Официальная информация у нас такая: официальной информации нет». Гендиректор ФЭИ Андрей Говердовский после появления в сети сведений об аресте Калякина оказался вне зоны доступа, его заместители отвечали в том духе, что не уполномочены давать какие­-либо комментарии. Сотрудникам же института сдержанно объявили: Калякин находится в отпуске, и на его место уже назначен и.о.

В городской прокуратуре ответили, что дело находится под надзором генеральной прокуратуры, соответственно, в Обнинске никаких данных не может быть. В местном ФСБ также открестились от столь громкого расследования. А в главном следственном управлении МВД дополнительные сведения к пресс­-релизу давать отказались.

Впрочем, шила в мешке не утаишь. Сергея Калякина действительно задержали на прошлой неделе — сначала на 48 часов, а потом состоялся суд, который отказался выпустить его под залог и избрал в качестве меры пресечения арест сроком на два месяца. По информации, полученной от неофициального источника, первый зам по науке находится сейчас в «Матросской тишине».

Что же случилось? Официальной информации крайне мало. Поэтому есть только версии.

«Директор на доверенности»

Некоторое время назад Росатом, самое близкое для Обнинска министерство, решил изменить структуру подчинения атомной науки. Для этого там создали ЗАО «Наука и инновации» — своего рода управляющую компанию. По задумке, все директора атомных научных институтов, и ФЭИ в том числе, должны были стать сотрудниками этого самого ЗАО. Управлять своими учреждениями в таком случае они стали бы на основании доверенностей, которые можно в случае необходимости «в пять минут» отобрать — и передать бразды правления другому человеку.

Понятно, зачем это делалось: генерального директора, назначенного по обычной схеме, просто так не уберешь — это целое дело. Да и спорить с такими «глыбами», какими были, например, Зродников, Цыб, Ромашин, так или иначе продавливать «политику центра», крайне тяжело. Куда проще управлять «директором на доверенности» — тот сам будет стараться уловить смысл движения начальственной брови. Автором этой передовой идеи считается Вячеслав Першуков, он и курирует весь блок «Наука и инновации». К слову, в связи с арестом Калякина в сети о нем пишут так: «Бывшего директора ФЭИ арестовали по доносу Славика».

Ну, в сети мало ли чего не пишут. Что до ЗАО «Наука и инновации», то ФЭИ до сих пор полноценно не может работать по этой централизованной схеме. На том простом основании, что обнинский институт — ФГУП. А вот акционерное общество — может. И в следующем году ФЭИ будет акционирован.

Но ЗАО «Наука и инновации» ждать этого не может — ему нужно было функционировать здесь и сейчас. А на функционирование нужны деньги. «Насколько мне известно, — рассказывает на условиях анонимности один из нерядовых сотрудников института, — руководители «Науки» в устной форме потребовали от ФЭИ заключения совершенно не нужного институту договора, чтобы получить деньги. Тогда у финансового руля ФЭИ стоял Юрий Иванович Капитанов, который в категоричной форме отказался это делать. «Наука» стала насылать проверки, чтобы показать, кто в доме хозяин, и вынудить Капитанова уйти. И добились этого. А в ходе этих проверок и зацепили Калякина». В ЗАО «Наука и инновации», впрочем, эту версию категорически отрицают.

Хотя внутренняя проверка со стороны Росатома при участии департамента защиты активов и внутреннего контроля действительно проводилась. Очень серьезно разбирались со всеми дочками ФЭИ. И были найдены, мягко скажем, весьма серьезные нарушения. Такие, что Росатом не мог не вынести сор из избы, а был вынужден передать результаты проверки в специальное подразделение главного следственного управления МВД. Позже, около года назад, многих начали вызывать на допросы в Москву. И, судя по всему, именно тогда и сформировалось дело Калякина.

«Создается впечатление, что воруют только в Росатоме»

К слову, Сергей Калякин — далеко не единственный сотрудник столь высокого ранга в структурах Росатома, который оказался в центре коррупционного скандала.

К примеру, в апреле прошлого года в отношении директора подмосковного ОКБ «Гидропресс» Виктора Мохова было возбуждено уголовное дело по подозрению в мошенничестве в особо крупных размерах. Как сообщали тогда многие центральные СМИ, ему вменялось в вину хищение 26 млн руб. Мохов заключил контракт на выполнение работ, которые, по версии следствия, подрядчик не собирался выполнять, и оплатил его. После чего деньги были переведены в фирмы­-однодневки. Газеты писали, что Мохову грозит до 10 лет тюрьмы. Но как сообщается на сайте proatom.ru, Мохов вышел из СИЗО под залог 3 млн руб., а обвинение ему до сих пор не предъявлено.

Еще одно громкое дело касается бывшего заместителя Кириенко Евгения Евстратова, который курировал направления ядерной и радиационной безопасности и который так же, как и Калякин, обвиняется в мошенничестве в особо крупных размерах и в хищении 46 млн, выделенных на объекты атомной отрасли. По данным следствия, эти деньги ушли на финансирование липовых научных разработок, которые на самом деле не производились, а научные материалы просто скачивались из Интернета и выдавались за собственное ноу-­хау. Евстратов был арестован, но позже освобожден судом под залог в 5 млн.

Хотя Калякин, Мохов и даже Евстратов не могут сравниться с экс-­министром по атомной энергии Евгением Адамовым. В 2005 году он был арестован в Берне. Министерство энергетики США обвиняло его в присвоении $9 млн, которые правительство США направило в виде помощи России для повышения безопасности ядерных объектов. Адамова экстрадировали в Россию и в 2008 году осудили за мошенничество на 5,5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Последовала апелляция — одним из адвокатов Адамова был прославленный Генри Резник, и приговор был смягчен: четыре года условно.

Не успел закончиться этот срок, как Адамов занял высокий пост в проекте Росатома «Прорыв», объединяющем новые ядерные технологии. Как и повсюду в Росатоме, здесь тщательно продумана мудреная и обширная система управления: координационный совет с Сергеем Кириенко во главе, технический комитет, который рассматривает технические и научные вопросы, под крылом Евгения Адамова, группа управления во главе, кстати, с экс-­директором ФЭИ Валерием Рачковым, триумвираты по частным проектам… Одним словом, построению иерархии менеджмента уделено огромное внимание.

Но, похоже, вся эта огромная работа сопряжена с системным сбоем. Вот слова замначальника департамента коммуникаций Росатома Владислава Бочкова: «С 2009 года к ответственности привлечены 208 топ-­менеджеров отрасли, в том числе 68 были уволены. В правоохранительные органы направлен 121 материал внутренних проверок, по которым было возбуждено более 20 уголовных дел». Наибольший резонанс получили хищение более 100 млн рублей у концерна «Росэнергоатом» и более 150 млн — руководством ФГУП «РосРАО». «В этом есть большой репутационный риск. Создается впечатление, что воруют только в Росатоме», — заявил Владислав Бочков.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены