Жизнь после смерти

Автор: 19 июля 2013 1267

Обнинский пенсионер, похоронив жену, до сих пор не может понять: почему родственникам, по сути, отказали в возможности достойно проститься с ней? «Моя жена умерла утром 3 июля, в 14.00 ее увезли в морг, — рассказывает пенсионер Юрий Степанович Нефедов. — Горе страшное. Но никто не может даже представить того кошмара, который ждал нас после ее смерти.»

Обнинский пенсионер, похоронив жену, до сих пор не может понять: почему родственникам, по сути, отказали в возможности достойно проститься с ней?

«Моя жена умерла утром 3 июля, в 14.00 ее увезли в морг, — рассказывает пенсионер Юрий Степанович Нефедов. — Горе страшное. Но никто не может даже представить того кошмара, который ждал нас после ее смерти. Когда мы 5 июля собрались, чтобы проститься с ней в последний раз в зале прощаний, то никто из родственников не смог опознать человека, с которым мы прожили столько лет. Тело раздулось от жары, разглядеть близкие черты в распухшем лице было невозможно. Больно бередить эту рану, но я обращаюсь в редакцию с одной целью: не хочу, чтобы на моем месте когда-­нибудь оказался кто-­то другой. Почему нам не дали похоронить жену по­-человечески, почему в морге о ней забыли, почему не оставили, как положено, в холоде, чтобы мы достойно могли отдать дань последнего уважения?»

В доказательство своих слов Юрий Степанович предъявляет фотографии — картина, прямо скажем, ужасная, не каждый в состоянии выдержать. И помимо сочувствия пожилому человеку, внутри рождается вопрос: как получилось, что умершей женщине не обеспечили нужных условий? Мы стали разбираться, и вроде бы ясная история обросла самыми удивительными подробностями.

В соответствии с законом, если человек умер в больнице, он поступает в патолого­анатомическое отделение КБ №8, где есть холодильная камера на восемь мест. И именно больница ответственна за хранение тела. А если человек умер дома? В советские времена он оставался в квартире вплоть до похорон — и те, кто постарше, помнят, как к подъездам тогда подъезжали катафалки, и путь к ним засыпался еловыми ветками. Но в начале 90-­х городское руководство решило, что так поступать не слишком правильно — и с психологической точки зрения, когда маленькие дети, гуляя во дворе, видят взрослую соседскую трагедию, и с санитарной: все-­таки умерший должен находиться в специализированном помещении. Тогда и постановили: всех вывозить в медсанчасть.

Хотя закон говорит ясно: за организацию похоронного дела отвечают органы местного самоуправления. Как исполняется требование закона в Обнинске? Администрация города неоднократно пыталась найти место под строительство морга и построить его. Но до сих пор это не сделано. В наукограде городского морга просто нет!

Изначально то хранилище, что есть при патолого­анатомическом отделении, было ориентировано исключительно на стационар, и этого объема больнице достаточно и сегодня. Но для города­стотысячника его катастрофически не хватает. А ведь туда поступают не только тела умерших в Обнинске, но еще и жертвы автокатастроф на Киевском шоссе и окрестных дорогах, так же, как и «криминальные» трупы. Как мы выяснили, как раз на той неделе, когда умерла супруга Юрия Степановича, в помещении находилось 15 (!) тел умерших.

Так кто же все­таки отвечает за хранение тел людей, умерших дома? По закону должен — город. По факту же получается, что этим ведает коммерческая фирма ООО «Антропос», которая арендует помещение у клинической больницы. В состоянии они решить проблемы, накопленные за многие десятилетия? Директор «Антропоса» Ольга Климова временный выход из ситуации видит в том, чтобы бальзамировать умерших, что тормозит процессы разложения. Беда только в том, что процедура эта не бесплатная — около 2 000 руб., и не каждый может добавить ее к общему недешевому похоронному списку. Опять же не каждый готов эмоционально на это решиться. Хотя конкретно Юрий Степанович за бальзамирование заплатил, всего за услуги «по подготовке тела умершего к захоронению» он отдал 6 540 руб.

Мы обратились к руководству КБ №8, и нам разъяснили, что на самом деле положение не такое безнадежное, как может показаться из этой истории. По словам заместителя главного врача Эдуарда Иванова, в последнее время достигнута договоренность о том, что в помещении патолого­анатомического отделения установят современные холодильные камеры на двадцать мест, которые безвозмездно приобретет для города ООО «Антропос». Все это вкупе полностью снимет остроту проблемы. Нас заверили, что принимаются меры для исключения в будущем случаев, подобных тому, что произошел с супругой Юрия Степановича.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены