Обида старика

Автор: 28 октября 2011 2923

Обнинского пенсионера обокрали мигрантки. Но почему-то на допросе у следователя преступником почувствовал себя именно он.

В редакцию народной газеты пришло очень грустное письмо — вряд ли кого оно может оставить равнодушным. Леониду Николаевичу Рябцеву 74 года. Он инвалид III группы, ветеран труда и уже нигде не работает. А совсем недавно с ним случилась беда — его обокрали. Это неприятно для любого человека, а для пенсионера, который считает каждую копейку, — в особенности.

Обнинского пенсионера обокрали мигрантки. Но почему-то на допросе у следователя преступником почувствовал себя именно он.

В редакцию народной газеты пришло очень грустное письмо — вряд ли кого оно может оставить равнодушным. Леониду Николаевичу Рябцеву 74 года. Он инвалид III группы, ветеран труда и уже нигде не работает. А совсем недавно с ним случилась беда — его обокрали. Это неприятно для любого человека, а для пенсионера, который считает каждую копейку, — в особенности.

Леонид Николаевич решил продать ручную швейную машинку. Доходов лишних у пенсионера, понятное дело, нет. И лишний рубль был бы очень кстати. Он подал объявление о продаже в газете. Вскоре нашлись и покупатели — в квартиру к пенсионеру позвонили три девушки-мигрантки. Пока одной из них Леонид Николаевич показывал на кухне швейную машинку, две другие прошли в комнату, нашли кошелек и достали оттуда 5 500 рублей. Как только дедушка обнаружил пропажу, сразу же отправился в полицию. Там, по словам пенсионера, его сильно обидели.

«Я чувствовал себя не потерпевшим, а арестованным, — пишет в письме Леонид Николаевич. — Следователь с пристрастием начала выяснять мой доход — дескать, хотела определить, существенен для меня ущерб в 5,5 тысяч рублей или нет. Интересно, для многих ли пенсионеров в нашем городе пять тысяч — не деньги? Она досконально изучила сберкнижку. А на ней — мои «гробовые» деньги. Девушка в погонах начала спрашивать о моих доходах. Какие ж у меня доходы-то могут быть, кроме пенсии? Но допрос был основательным. Мне даже ей в глаза не хотелось смотреть».

Это письмо мы передали начальнику обнинского отдела МВД Игорю Мазелову. Он досконально изучил ситуацию, провел беседу со следователем, которая допрашивала пенсионера. И вот какие комментарии мы получили: «Дело по факту кражи возбуждено, — пояснил Игорь Сергеевич. — Что касается допроса, о котором пишет Рябцев, это необходимая процедура. Следователь должна была определить состав преступления, квалифицировать его согласно существующему Уголовному кодексу. А для этого необходимо понять, насколько существен причиненный ущерб. Поэтому она и изучала сберкнижку Рябцева, проводила с ним подробную беседу. И так мы обязаны поступать во всех случаях, связанных с кражами. То есть выяснить бюджет потерпевшего, чтобы инкриминировать злоумышленникам верную статью преступления. Я уверен, что в данном случае возникло простое недопонимание. Также я хотел бы в который раз обратиться к гражданам. Пуская в квартиру незнакомцев, следует быть особо осторожными. Подобных краж, когда люди сами впускают в дом преступников, в нашей практике немало. И особенно обидно, когда правонарушение совершается в отношении наших пенсионеров — это самые незащищенные слои населения. К слову, относительно дела Рябцева в настоящий момент идут следственные мероприятия. Уверен, в ближайшее время преступницы будут найдены».

Действительно, следователь делала свою работу. И делала ее скрупулезно — выясняла все аспекты, связанные с преступлением, благодаря чему правонарушители, возможно, скоро будут обнаружены. Вроде бы, в ее обязанности не входит чуткая беседа с потерпевшими: со всеми вести задушевные разговоры — преступников просто некогда будет ловить. Но пожилые люди — особая категория. Они ранимые, они много боятся, они могут увидеть обиду там, где для всех остальных — нормальная ситуация. Но в принципе, в обычной жизни мы это понимаем. Поэтому и уступаем пожилым место в транспорте, помогаем донести сумки. Главное — делаем все это на уровне рефлекса. И такой рефлекс должен срабатывать не только у обычных людей на улицах, но и у ответственных лиц и чиновников в кабинетах, когда они говорят с пожилыми людьми. Ведь им не так много нужно — улыбка, толика внимания и чуть больше времени на объяснения. Чтобы не получилось так: вернулся пенсионер из поликлиники, пенсионного фонда или полиции и дрожащей рукой начал писать письмо в газету, сдерживая слезы обиды.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены