Сталкер

Автор: 22 февраля 2013 1351

Жительницу Обнинска уже несколько месяцев преследует и терроризирует некая женщина.

Наша читательница, владелица магазина, рассказала несколько сюрреалистическую, на первый взгляд, историю. Ее в течение нескольких месяцев преследует некая женщина. Рисует на дверях могильные кресты, льет какую-­то жидкость, летом вырвала все цветы с клумбы около магазина и сложила в кучу перед порогом. Плюс менее мистические, но весьма неприятные действия: выгуливает свою большую собаку без намордника и поводка прямо перед магазином, портит недавно отремонтированный вход в торговую точку и пишет жалобы в контролирующие органы.

Жительницу Обнинска уже несколько месяцев преследует и терроризирует некая женщина.

Наша читательница, владелица магазина, рассказала несколько сюрреалистическую, на первый взгляд, историю. Ее в течение нескольких месяцев преследует некая женщина. Рисует на дверях могильные кресты, льет какую-­то жидкость, летом вырвала все цветы с клумбы около магазина и сложила в кучу перед порогом. Плюс менее мистические, но весьма неприятные действия: выгуливает свою большую собаку без намордника и поводка прямо перед магазином, портит недавно отремонтированный вход в торговую точку и пишет жалобы в контролирующие органы. Проверки показывают отсутствие нарушений, но нервы и время тратятся. Представьте себе состояние человека, который ежедневно сталкивается с необъяснимым, упорным и агрессивным преследованием…

Наша читательница, назовем ее Натальей, просто вынуждена была провести собственное расследование. Она начала собирать информацию о своей «обожательнице». И выяснила — есть и другие пострадавшие. Несколько лет назад эта женщина, Ирина (имя изменено) действовала подобным же образом по месту своей работы, опробуя на соседях всяческие колдовские «фишки» — она арендовала помещение в одном из торговых центров Обнинска.

Знают о «мистической» женщине и в правоохранительных органах. По словам помощника прокурора Обнинска Рашида Хашегульгова, в мировом суде сейчас рассматривается дело по обвинению Ирины в самоуправстве. По версии следствия, та сдавала в аренду принадлежащее ей помещение, а потом в одностороннем порядке «все поломала» и перекрыла арендатору доступ к его имуществу. А это, на минуточку, итальянская мебель, которая стоит не три копейки… И мебель опять­-таки таинственным образом исчезла. Ущерб — миллион рублей.

Жертва преследований, которая звонила в редакцию, уже не знает, куда обратиться. Подумывает о том, чтобы пойти на телевидение и «прославить» свою оппонентку на всю страну. И задает риторический вопрос: неужели ничего нельзя сделать?

Порадовать читательницу нечем. У такого навязчивого образа действий, когда жертву буквально сводят с ума бесконечными телефонными звонками, навязывают личное общение, портят имущество, угрожают, есть название — сталкинг.

В Калифорнии в 1990 году в Законе против преследования впервые было дано его определение: «сознательное, совершаемое со злым умыслом и повторяющееся преследование и причинение беспокойства другому человеку». Так что за рубежом сталкеров ждет принудительное лечение, плюс такие деяния уголовно наказуемы. Также в законодательстве многих стран есть запрет на приближение, когда человеку на определенный срок запрещают каким-­либо образом вступать в контакт с жертвой.

А как у нас? «Ничего, напоминающего запрет на приближение, в нашем законодательстве нет, — говорит прокурор Обнинска, заслуженный юрист России Михаил Нарусов. — 90% преследований вызвано личными мотивами — как правило, преследуют и угрожают расправой брошенные любовники и бывшие мужья или жены. Или же откровенно больные люди».

Насколько стоит опасаться таких угроз? По словам Михаила Абрамовича, за свою сорокалетнюю практику он может припомнить только два случая, когда их привели в исполнение. Одна из трагедий случилась у нас, в Обнинске, лет семь назад. Парень пытался заставить свою девушку вернуться, и в конце концов убил. В подавляющем большинстве случаев угрозы не реализуются.

Но тем, кого атакуют, от такой статистики если и легче, то ненамного. Им хочется избавиться от преследований здесь и сейчас, а не утешать себя тем, что серьезно они, скорее всего, не пострадают.

Теоретически, есть шанс на возбуждение уголовного дела по ст. 119 УК — угроза убийством. Но для этого угроза должна быть реальной, то есть не просто на словах, а, допустим, сопровождаться демонстрацией ножа или удавки. Иначе, увы, состава преступления нет…

 

 

Полиция — опять­-таки, не наша, где этой проблемой всерьез не занимались, а австрийская — сформулировала правила для жертв сталкеров.

1. Дайте сталкеру ясно понять — но только один раз! — что вы не хотите дальнейших контактов. Затем игнорируйте этого человека.

2. Документируйте все попытки установить контакт с вами и сохраняйте доказательства — письма, SMS и так далее, это важно для будущих судебно­-правовых шагов.

3. Сообщите людям в вашем окружении, что вас преследует сталкер. Это придаст вам силы и ослабит сталкера.

4. Если сталкер начал телефонный террор против вас, разузнайте, какие возможности защиты предлагает ваша телефонная компания.

«Самое важное правило — первое, — говорит другая наша читательница, которая подвергалась преследованиям со стороны бывшего мужа. — Нельзя разговаривать с преследователем. Даже если вы посылаете его по известному адресу, это все равно контакт и внимание, которого он так жаждет. Попробуйте «переключить» мучителя на «внешнего врага» — например, ту же полицию. Преследование стражей закона — самый простой и быстрый путь в места не столь отдаленные».

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены