Презумпция виновности

Автор: 15 июня 2012 816

Судебные приставы против законопослушного гражданина — кто кого? Два года назад жительница Обнинска Олеся Малкова купила однокомнатную квартиру на ул. Любого, 8. При совершении сделки все прописанные в ней граждане, как и полагается по закону, выписались. Обычному человеку сразу становится ясно — искать бывших хозяев по старому адресу не стоит. Только время потеряешь. Но то, что понятно на уровне здравого смысла, вовсе не очевидно для государственных органов. Олесе и ее мужу начали регулярно приходить письма от службы судебных приставов.

Судебные приставы против законопослушного гражданина — кто кого?

Два года назад жительница Обнинска Олеся Малкова купила однокомнатную квартиру на ул. Любого, 8. При совершении сделки все прописанные в ней граждане, как и полагается по закону, выписались. Обычному человеку сразу становится ясно — искать бывших хозяев по старому адресу не стоит. Только время потеряешь. Но то, что понятно на уровне здравого смысла, вовсе не очевидно для государственных органов. Олесе и ее мужу начали регулярно приходить письма от службы судебных приставов. Разыскивали Евгения Мамонтова, мужа прежней хозяйки квартиры — требовали срочно оплатить долги по транспортному налогу и госпошлинам. Как законопослушные граждане, Олеся с мужем сходили в налоговую инспекцию, уведомили налоговиков о смене собственника жилья, заполнили все необходимые документы и сочли инцидент исчерпанным. Но не тут-то было. Письма продолжали приходить.

В выходной день в дверь постучали. Олеся открывать не планировала, поскольку была занята подготовкой к экзамену. Незваные гости ушли, оставив строжайшее предупреждение, в котором говорилось, что у приставов есть право войти в квартиру без разрешения хозяев. Олеся попробовала сообщить о недоразумении в службу судебных приставов, позвонив по указанному на бланках телефону — 6-00-12. Рассерженный женский голос сообщил: это квартира, а звонки приставам уже, мягко говоря, надоели. Кстати — точнее, для бедной женщины вовсе некстати — этот же телефон указан и в Интернете. В конце концов, Олеся все же дозвонилась до судебного пристава-исполнителя Анастасии Шестаковой. «Со мной разговаривали так, будто априори считали меня в чем-то виновной, — говорит Олеся. — Я объяснила, что не имею к Евгению Мамонтову никакого отношения и приставам ничем не обязана, но, если нужно, могу дать объяснения».

Объяснения были получены, все формальности соблюдены. Олеся сходила на прием к руководителю службы судебных приставов Александру Ганичеву. Александр Николаевич сообщил — приставы разыскивают должников не по месту прописки, а по месту фактического проживания. «Внятного объяснения, что в его понимании является местом фактического проживания, я так и не услышала. Почему приставы ищут должника у нас в квартире? С тем же успехом можно предполагать: он поселился дома у мэра или у начальника налоговой инспекции», — говорит Олеся.

Как вы уже догадались, и это не конец истории. Последнее письмо пришло буквально несколько дней назад. Да-да, после всех визитов, объяснений, письменной дачи показаний и прочего.

Судебный пристав Анастасия Шестакова, услышав от нас об этом странном факте, удивилась, но не слишком сильно. Она предположила — письмо отправили раньше, до того, как все выяснилось. Впрочем, тут же посоветовала Олесе… снова сходить в налоговую инспекцию. Мол, приставы работают по адресам, представленным налоговой. Анастасия Шестакова сообщила — она составила акт, в котором говорится, что должник по данному адресу не проживает, и с этим актом ознакомлены все приставы, у которых есть исполнительные производства по Мамонтову. Теоретически, все должно на этом закончиться, но, как вы понимаете, что-либо гарантировать сложно…

В общем, история начинает напоминать сказку про белого бычка — такая же бесконечная и движущаяся по кругу. Причем очень показательная — этакая яркая иллюстрация взаимоотношений обычных законопослушных граждан и разнообразных чиновников — как в погонах, так и без. Каждый из наших читателей может припомнить нечто подобное, и свое ощущение — тебя подозревают во всех грехах, а ты должен всячески изворачиваться и доказывать, что не верблюд. Причем даже в ситуациях, когда, казалось бы, «государевы люди» имеют право только просить, но никак не требовать, общение проходит «в приказном порядке», и человек бесконечно объясняет, бегает по инстанциям, тратит свое время и не получает даже элементарных извинений.

Все это очень напоминает старый анекдот про пьяного, который искал потерянные ключи под фонарем. Не потому, что потерял их поблизости — просто здесь светлее… Конечно, требовать объяснений от законопослушных граждан легче, чем ловить нарушителей закона. Тех же алиментщиков «разыскивают» годами, хотя они могут жить вполне спокойно, особенно не скрываясь. А вот человека, показавшего готовность к сотрудничеству, будут гонять по инстанциям долго и со вкусом.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены