Смерть командира

Автор: 04 мая 2013 1854

Бывший командир подводного крейсера «Смоленск» Николай Земцов трагически погиб. Его родственники убеждены, что Николая Ивановича избили до смерти на хоккейном корте, и требуют справедливого расследования.

Николай Иванович, капитан I ранга, давно уже был на пенсии. Но дома, несмотря на перенесенный инфаркт, не сиделось — устроился работать сторожем-­вахтером в МП «Дворец спорта» охранять и поддерживать порядок на дворовых хоккейных кортах на улицах Энгельса и Калужской.

Бывший командир подводного крейсера «Смоленск» Николай Земцов трагически погиб. Его родственники убеждены, что Николая Ивановича избили до смерти на хоккейном корте, и требуют справедливого расследования.

Николай Иванович, капитан I ранга, давно уже был на пенсии. Но дома, несмотря на перенесенный инфаркт, не сиделось — устроился работать сторожем-­вахтером в МП «Дворец спорта» охранять и поддерживать порядок на дворовых хоккейных кортах на улицах Энгельса и Калужской. Как говорит известный в городе хоккейный тренер Владимир Сенов, теперь уже бывший сотрудник МП «Дворец спорта», Николай Иванович очень добросовестно и даже щепетильно относился к выполнению своих обязанностей: «Болел за дело всей душой и погиб на посту, как герой». Защищать же Николаю Ивановичу пришлось хоккейный корт во дворе дома Калужская, 1 вовсе не от хулиганов и вандалов, а от… работников МП «Дворец спорта»!

Произошло же следующее. Под новый 2013 год городская администрация распорядилась залить все корты. А площадка во дворе на Калужской имеет особенности — у нее специальное водовпитывающее спортивное покрытие. Как говорит Владимир Сенов, это вовсе не значит, что ее нельзя заливать льдом: «Но сначала надо создать слой утрамбованного снега, и Николай Иванович хорошо знал об этом». А 19 января на корт заехал экскаватор и, наоборот, начал очищать площадку от снега. Понятно, что экскаватор появился там не сам собой. Как пояснил директор МП «Дворец спорта» Михаил Журавлев, это было сделано по его приказу: «Я несу материальную ответственность, и я знал, что в результате очистки корта от снега под заливку льда его покрытие повреждено не будет».

В тот день дежурил Николай Земцов. Когда он от дворника узнал, что на корте орудует экскаватор, задохнулся от возмущения и побежал разбираться. Там действиями тяжелой машины руководили два сотрудника МП «Дворец спорта», электрик Вячеслав Фомичев и главный инженер Анатолий Манохин. Земцов потребовал от них «прекратить безобразие». Возник конфликт. Манохин и Фомичев впоследствии утверждали, что они Земцова и пальцем не трогали, просто не пускали его на каток — а он, дескать, сам упал и потом уже не поднялся. Но свидетели говорят о другом: «В ходе перепалки Земцова ударили тыльной стороной в лоб, отчего тот упал на спину и ударился затылком об утоптанный снег», «Земцова повалили на спину», «В ходе драки они нанесли друг другу удары в область груди»… В результате Николай Иванович остался лежать на снегу. Грудь горела огнем и сильно болела — конфликт довел человека до повторного инфаркта…

Его увезли на скорой в больницу. Через три дня он впал в кому, из­-за чего ему срочно сделали компьютерную томографию и обнаружили, цитируем, «внутримозговую гематому, очаги ушибов височной доли». Николаю Ивановичу самым срочным образом сделали трепанацию черепа и гематому удалили. Но, увы, это не помогло — 30 января, не приходя в сознание, он умер.

Родственники погибшего, жена Елена Константиновна, бывшая учительница, сын Константин, командир подводной лодки Балтийского флота, написали заявление в полицию с требованием расследовать обстоятельства гибели Николая Ивановича. Дело тянулось долго. На днях, в середине апреля, Елена Константиновна пошла в Следственный комитет, и ей там вручили постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, датированное еще 14 марта! Вообще-­то ей этот документ должны были направить почтой, но, как она утверждает, никаких писем от СК она не получала. Как следует из постановления, в Следственном комитете установили, что конфликт действительно был и в ходе его Фомичев и Манохин применили насилие к Земцову, 65­-летнему пенсионеру, бывшему командиру атомной подлодки. Земцову стало плохо, он впоследствии скончался, но не от побоев, а от развития уже имевшегося заболевания.

Так и судмедэксперт написал: внутримозговая гематома образовалась вовсе не из­-за удара головой об утоптанный снег, а из­-за врожденной сосудистой патологии. С этим выводом категорически не согласна дочь покойного, сама врач: «С такой патологией люди редко доживают даже до 40 лет».

Родственники погибшего шокированы как произошедшим, так и выводами следствия. Между конфликтом на хоккейном корте и смертью Николая Ивановича они видят самую прямую связь и требуют наказать виновных. Поэтому они намерены обратиться в прокуратуру с заявлением о повторной проверке всех обстоятельств дела.

А что же участники конфликта? Да ничего, спокойно себе работают. Их никак не наказали. Как будто и не случилось ничего. Как будто и не умер человек. Даже разговаривать о произошедшем на хоккейном корте с нами они не захотели…

Неизвестно, как отреагируют на ситуацию правоохранительные органы, где намерены добиваться справедливости родственники покойного. Но есть же и моральная, нравственная сторона вопроса. Работал человек, причем не в шарашкиной конторе, а на муниципальном предприятии, и работал не один день, а много лет. Прямо с рабочего места, после конфликта «с применением насилия» со стороны других работников этого же предприятия его доставили в больницу, где он и умер. Будто и не было человека, будто речь идет не о жизни и смерти, будто на обнинских муниципальных предприятиях так и заведено — чуть что, решать вопрос кулаками. Будто все это в норме вещей.

Николаю Земцову, капитану I ранга, было 65 лет. Вершиной его военной карьеры стало командование атомным подводным крейсером «Смоленск» с 1983­-го по 1987-­й. Это были годы формирования экипажа, строительства корабля, ходовых испытаний и ввода в состав Северного флота. Потом Николай Иванович несколько лет служил преподавателем в обнинском Учебном центре ВМФ, оттуда ушел на пенсию. Он умер, исполняя свой служебный долг. Наверное, слишком ревностно и рьяно подошел к выполнению своих обязанностей. Но такова уж флотская традиция — офицер не мог поступить иначе.

Официальная позиция руководства МП «Дворец спорта»

Николай Земцов работал на нашем предприятии сторожем­-вахтером корта по ул. Калужской уже давно. Непосредственным начальником у него являлся Владимир Федорович Сенов. Снежная подушка для заливки корта была уже готова (снег трамбовали больше недели), но за день до заливки прошел сильный снегопад, и трамбовать снег уже не было никакой необходимости, для чего на следующий день был вызван трактор, чтобы убрать излишки снега с корта.

Николай Земцов вышел на работу в этот день на другой корт по просьбе Сенова (несмотря на то, что это была не его смена, и уборка снега не входила в его трудовые обязанности), поскольку Сенову потребовалось расчистить снег возле другого корта.

И, несмотря на то, что Владимир Федорович прекрасно знал о перенесенном Земцовым инфаркте, и о том, что Николаю Ивановичу была противопоказана тяжелая физическая работа, Сенов поручил ему чистить снег на другом корте, что впоследствии, возможно, стало причиной повторного инфаркта.

Мы провели свое служебное расследование инцидента и сделали выводы о том, как предотвращать подобные конфликты в будущем. Материальная помощь вдове покойного оказана. Наказывать сотрудников, руководивших очисткой корта 19 января, оснований не видим. Уголовное дело в их отношении не заведено. Факт применения силы не доказан.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены