Всех прощаю

Автор: 11 января 2013 1426

Бывший начальник уголовно-исполнительной инспекции Боровского района помогала осужденным избежать наказания.

Речь шла об осужденных за злостное уклонение от уплаты алиментов. С 2008 по 2011 год удалось уйти от ответственности более 50 алиментщикам. По приговору суда они должны были отбывать наказание в виде исправительных или обязательных работ. Разница между ними такова: в первом случае человек продолжает трудиться на своем обычном месте, но с его доходов удерживается определенный процент в пользу государства. Во втором речь идет о привычной всем по старым советским фильмам картинке: нарушители закона подметают улицы, убирают снег и занимаются прочими общественно полезными работами.

Бывший начальник уголовно-исполнительной инспекции Боровского района помогала осужденным избежать наказания.

Речь шла об осужденных за злостное уклонение от уплаты алиментов. С 2008 по 2011 год удалось уйти от ответственности более 50 алиментщикам. По приговору суда они должны были отбывать наказание в виде исправительных или обязательных работ. Разница между ними такова: в первом случае человек продолжает трудиться на своем обычном месте, но с его доходов удерживается определенный процент в пользу государства. Во втором речь идет о привычной всем по старым советским фильмам картинке: нарушители закона подметают улицы, убирают снег и занимаются прочими общественно полезными работами.

Всех этих «воспитательных мер» алиментщикам удалось счастливо избежать из-за бездействия бывшего начальника уголовно-исполнительной инспекции Веры Истрати. Сейчас уже сама женщина оказалась «по ту сторону баррикад» — ее обвиняют в злоупотреблении должностными полномочиями.

Естественно, первое, что приходит в голову обычному человеку — доброта должностного лица была, скажем так, небескорыстной. Но не все так очевидно. Речь идет о пробелах в законодательстве, изрядно облегчающих жизнь алиментщиков и, соответственно, осложняющих работу тех, кто, по идее, должен их наказывать.

К злостным «уклонистам» от уплаты алиментов закон достаточно снисходителен. Реальное лишение свободы по ст. 157, ч.1 УК (злостное уклонение родителя от уплаты алиментов на содержание детей) не предусмотрено. Виды наказаний — арест, исправительные или обязательные работы. Если человек не трудоустроен, назначать ему исправительные работы не имеет смысла — нет доходов, не с чего и вычитать положенные проценты в пользу государства. Арест на практике не применяется — это на сегодняшний день практически «мертвая» норма. По очень простой причине — арестованных негде содержать — ни в Обнинске, ни в близлежащих районах.

Как говорят в прокуратуре Обнинска, ситуация должна измениться после того, как в Обнинске построят здание ИВС, которое будет «обслуживать» не только город, но и окрестности. Но когда именно это случится — вопрос открытый, на 2013 год запланировано только начало строительства. Таким образом, наказание для нерадивых родителей остается, по сути, одно — обязательные работы. Но исполнено оно может быть при одном небольшом, но очень важном условии — человек должен проявить сознательность и ежедневно являться «на трудовую вахту».

Можно ли ожидать такого рода гражданской активности от того, кто не хочет содержать собственного ребенка? Вопрос риторический. Конечно, в теории на обязательные работы осужденных сопровождает сотрудник полиции, но реальность выглядит несколько иначе. Житель Обнинска Алексей два года назад был осужден к 180 часам обязательных работ по обвинению в покушении на мошенничество. «Я работал на кладбище, ежедневно по четыре часа. Никто меня туда не доставлял, я приходил сам. Делал, что скажут. Все самостоятельно, никто мой приход-уход не контролировал. Я, конечно, считаю, что этими обязательными работами нарушена Конституция — там сказано, что принудительный труд запрещен. Но у меня выбора не было — иначе бы изменили наказание на реальное лишение свободы». Алексея «в тонусе» держал дамоклов меч — шанс попасть в колонию. Для алиментщиков такой угрозы нет — статья-то, как вы помните, реального лишения свободы не предусматривает… Так что бывшая сотрудница УИИ была поставлена в сложную ситуацию — как обеспечить явку тех, на кого, по сути, и рычагов давления-то нет. Тем не менее, если суд признает ее виновной, от уголовной ответственности это ее не освободит.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены