Жители поселка Обнинское уже больше года ждут исполнения достигнутого в суде соглашения

Автор: 26 января 2017 535
Алексей Гришин Алексей Гришин

Еще в октябре 2015 года семья Гришиных в суде заключили мировое соглашение с соседом Павлом Кузнецовым. Тот должен был разобрать своевольно поставленный забор, а самое главное — устроить стоки воды с крыши своего дома так, чтобы они не затопляли соседний огород. Кузнецов свою подпись под соглашением поставил, но условий соглашения до сих пор не выполнил.

Казалось бы, для таких случаев есть государственная структура — федеральная служба судебных приставов. Они, по идее, должны заставлять тех, кто не хочет, выполнять судебные решения. Но обнинский отдел федеральной службы судебных приставов против Кузнецова оказался бессилен. И куда только Гришины не жаловались! Они обращались в прокуратуру, в областное управление судебных приставов, в суд, мэрию, к уполномоченному по правам человека. Результат — ноль. Вся мощь государственной машины оказалась не в состоянии заставить человека выполнить условия мирового соглашения. Похоже, необходимо, чтобы в дело вмешался лично президент. Иначе ничего не сдвинется…

С чего все началось
Кузнецов на своем участке построил новый большой дом. При этом положенного расстояния от границы участка не выдержал, да и, мало того, перенес забор. Пожилые Гришины пытались протестовать, но сосед, человек более сильный и молодой, на их протесты, мягко говоря, не реагировал. Тогда Гришины подали в суд иск с требованием снести дом и перенести забор на место. Основания требовать снос строения были, так как Кузнецов построил дом рядом с границей участков в нарушение всех норм.
«Мы пожалели соседа, не стали в суде добиваться сноса дома, — говорит Нина Гришина, — и заключили мировое соглашение. Нас устроило, что сосед согласился демонтировать забор и устроить дождевые водостоки так, чтобы вода не текла на наш участок».

Бессилие власти
По мировому соглашению сосед Кузнецов должен был все сделать до 31 мая прошлого года. Не сделал. Тогда Гришины принесли судебным приставам исполнительные листы, но те отказались по ним работать, мол, нет оснований для «исполнительного производства». Однако спустя месяц «производство» таки возбудили. Время шло, наступила осень.
В сентябре 2016-го пристав Эльвира Камалетдинова написала акт: вода на участок Гришиных больше не течет! Это было, мягко говоря, неправдой. Кузнецов просто-напросто под водосточные трубы подставил 20-литровые бочки. А вода куда из них текла? Правильно — на участок Гришиных.
Те опять обратились в суд, и в декабре судебным решением акт Камалетдиновой был отменен. Та вскоре уволилась. Как сама объяснила, по собственному желанию. Комментировать произошедшее наотрез отказалась.
Какова ситуация на данный момент? А все по-старому. Забор стоит. Водосток не изменен. Настанет весна, и вода с крыши кузнецовского дома опять потечет в огород Гришиных.
За это время Гришины получили целую папку ответов на свои жалобы из различных инстанций. Толку, как видим, никакого. Хотя за год, думаем, при надлежащем исполнении теми же приставами своих обязанностей можно было заставить Кузнецова хотя бы демонтировать забор. Однако главный областной пристав написал в ответ на жалобу, что «для исполнения судебных решений необходимо обладать специальными знаниями… и принято решение о привлечении специалиста». Просто отписка.
Когда мы обратились к начальнику городского отдела службы судебных приставов Вадиму Тимофееву, он много чего рассказал. О том, что на 7 приставов приходится 21 тысяча дел. О том, как они добиваются выплаты алиментов. О том, что «служба и опасна, и трудна». Все так. Но разве Гришиным от этого легче? Кстати, Вадим Тимофеев пообещал, что «забор будет демонтирован в самое ближайшее время». С устройством стоков — сложнее. Похоже, потребуется еще один судебный процесс для того, чтобы точно определить, как проложить трубы и желоба.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены