Друзья и единомышленники первого заместителя генерального директора ФЭИ Сергея Калякина намерены организовать в Москве пикет с требованием освободить ученого

Автор: 08 мая 2014 689
Сергей Калякин провел в Матросской тишине уже почти полгода Сергей Калякин провел в Матросской тишине уже почти полгода

Пикет запланировано провести в 20-­х числах мая, но пока разрешение на него от властей Москвы, как признались инициаторы, еще не получено, не время. Зато уже создан сайт free­kalyakin.ru, где родственники и друзья Калякина призывают неравнодушных людей оказать поддержку. В адрес народной газеты даже поступило электронное письмо с просьбой о помощи и ссылкой на этот сайт — впрочем, автор «постеснялся» представиться и предпочел остаться анонимом.

Поводом для создания сайта и проведения пикета, похоже, стало очередное продление срока содержания под стражей обнинского ученого — такое решение вынес останкинский суд Москвы 25 апреля. Теперь еще три месяца, т.е. до 25 июля, Калякин проведет в Матросской тишине. А, судя по всему, родственники и друзья к этому были не готовы. Надеялись, что Калякина выпустят под залог или определят ему, как и двум другим обнинским фигурантам нашумевшего дела, домашний арест. Близкие говорят о том, что здоровье Калякина стремительно ухудшается, называют дело заказным и возмущаются методами ведения следствия.

У следствия же своя и жесткая версия происходящего. Органы подозревают экс­главу ФЭИ Сергея Калякина в хищении огромной суммы — 45 млн руб.: «Установлено, что с 2010 по 2011 год должностные лица ГНЦ РФ ФЭИ заключили договор с ООО «Энергоинжиниринг» на сумму 45 млн руб. для проведения исследовательских работ. В дальнейшем составили заведомо подложные акты о полном выполнении условий контракта. Деньги были переведены на расчетный счет подконтрольной коммерческой организации и присвоены».

Правда, в этой связи, как и в целом ряде других похожих историй, всплывает компания ЗАО «Наука и инновации». Как мы уже писали в народной газете, немало крупных руководителей атомных структур оказались обвиняемыми в подозрительно похожих уголовных делах: вывод средств в особо крупных размерах в подконтрольные фирмы. Причем делалось это всякий раз настолько, мягко скажем, прямолинейно, что возникало стойкое ощущение: выполняется некая команда сверху. Эта версия активно подпитывается слухами и мнениями людей, прямо скажем, хорошо информированных и занимающих довольно высокие посты, но не готовых снять маску анонимности и публично обвинить «Науку и инновации». В самой же компании подобные слухи и версии категорически отрицают, указывают, что для них нет никакой объективной почвы, и, более того, полагают, что таким образом уважаемой структуре хотят сознательно нанести репутационный ущерб.

Мы попытались выяснить, какова позиция защиты по этому делу, у адвоката обвиняемого Виталия Ульяненко. Как нам казалось, именно он должен стараться донести ее до широкой общественности, рассказав людям о том, почему защита настаивает на невиновности Сергея Калякина. Однако сначала он сослался на занятость, а спустя несколько дней посоветовал нам чаще бывать в судах, чтобы мы могли сами слышать речи адвокатов, либо попытаться встретиться с ним в московском офисе, что, понятное дело, весьма затруднительно с точки зрения подготовки небольшого материала.

А тем временем более 700 сотрудников ФЭИ поставили свои подписи под письмом в Генпрокуратуру. В нем — изложение трудовой биографии Калякина и его заслуг как руководителя, а в конце просьба: «Невозможность участия Сергея Георгиевича в деятельности предприятия негативно сказывается на производственном процессе и затрагивает большинство сотрудников ГНЦ РФ ФЭИ. В связи с этим убедительно просим изменить меру пресечения в отношении Сергея Калякина на допускающую выполнение им своих должностных обязанностей в ГНЦ РФ ФЭИ». Есть также поручительство нынешнего директора института Андрея Говердовского и прежнего — Валерия Рачкова, который является научным руководителем ФЭИ. Есть также многочисленные ходатайства — от Совета старейшин, Совета ветеранов, профсоюза ФЭИ. Суд не внял этим документам.

И совсем уж проникнуто болью и отчаянием открытое письмо Татьяны Калякиной, жены Сергея Георгиевича: «От ученых, которые работают в нашем институте, я всегда слышала только восторженные отзывы о моем муже. В те обвинения, которые ему предъявляются, никто и никогда не поверит. Любые проблемы — обращались с ними руководители или рядовые сотрудники — он разрешал быстро и качественно. Он трудился все время. Я за всю свою жизнь не видела ни одного человека, который бы так работал. Даже министры и президенты отдыхают. А он жил своей любимой работой… Вот уже пять месяцев Сергей находится в заключении, где к нему даже не приглашают врача, хотя его здоровье серьезно ухудшается с каждым днем, он истощен. Все то, что происходит сейчас, я могу назвать ежедневной пыткой и уничтожением человека. Те условия, в которых он содержится в СИЗО-­1 «Матросская тишина», невыносимы и унизительны. … Взываю к вашей совести и чести, господа следователи, господа судьи и господа журналисты! Мы же с вами живем в одной стране! Вы тоже ее граждане. И в любой момент можете оказаться в таком же страшном положении! Вспомните классику: «Не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе». В любой момент могут прийти и за вами!»

…Разумеется, мы ни в коем случае не можем пытаться влиять на следствие. Но, как и у других обычных людей, у каждого из нас остается вопрос. Калякин не признан виновным, он никогда не скрывался от следственных действий, за него поручились не только очень уважаемые люди, но и целые коллективы. Почему до вынесения приговора ему нельзя смягчить меру пресечения? Ответ на этот вопрос нам найти не удалось.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены