Житель Обнинска каждый день бил свою жену. Лечить его начали, когда он сломал ей руку.

Автор: 15 декабря 2016 607
Психиатрическое отделение КБ №8 Психиатрическое отделение КБ №8

В редакцию часто обращаются за помощью. Кто- то не может справиться с коммунальщиками, другой сердится на продавцов в магазине. А бывает, обращаются просто потому, что не с кем поделиться своим горем.
Валентина Николаева, пенсионерка, рассказала, что ее муж проходит лечение от алкоголизма в КБ №8. Сама она человек пожилой, глубоко больной — у нее онкология. Дочь далеко. А мужа направил на лечение суд. После того, как мужчина в состоянии алкогольного психоза сломал ей руку.
Женщина рассказывала свою историю, плакала и жаловалась — не на свое самочувствие и не на мужа, повредившего ей руку, а на врачей. Особенно ее задело, что один из них сказал: мол, поздно вы к нам пришли. «Что делать? — говорила женщина, — ведь у нас все пьют. И министры, и чиновники, и врачи. Что значит поздно пришли?»

Лестница вниз
Права ли Валентина Николаева? У нас «все пьют»? «Принципиально не употребляющие спиртного люди у нас встречаются не часто, — говорит заведующая психиатрическим отделением №1 Наталья Туголукова. — Но далеко не все являются хроническими алкоголиками. Человек, приобретающий зависимость, словно идет по ступеням, спускающимся вниз. Первая ступенька — когда человеку требуется постоянно увеличивать дозу выпитого. Вторая ступенька — когда наступает похмелье. Этот симптом означает, что алкоголь включился в систему энергообмена организма. На этих этапах помочь может только полный отказ от спиртного, только абсолютная трезвость. Третья ступень — личностная деградация».
Но вряд ли все, кому реально нужна медицинская помощь, готовы сами обратиться за помощью к врачу.

Добровольное дело
«Лечение алкоголизма — дело добровольное, — говорит главный врач КБ №8 Владимир Петров. — Необходимо получить у будущего пациента письменное согласие на лечение и наблюдение. Причем наблюдение — это ежемесячные осмотры в течение трех лет».
Получается, что насильно человека спасти нельзя. В психиатрическом отделении и в наркологическом диспансере говорят, что, как правило, есть две причины, из-за которых человек готов пересмотреть свою жизнь и прийти за помощью. Первая — трагедия, произошедшая в результате употребления алкоголя: к примеру, сел пьяный за руль, попал в аварию, сам выжил, а близкий человек погиб. Вторая, которая случается гораздо чаще, — работа. Если человек боится потерять хорошую работу из-за проблем с алкоголем. « У нас обычно руководители лояльно относятся к хорошим специалистам, — говорят врачи, — если те готовы лечиться от алкоголизма, их поддерживают».

Не видит разницы между «хорошо» и «плохо»
Муж Валентины Николаевой на вопрос врача, правда ли, что он бил жену, спокойно отвечает: да, каждый день. Констатирует факт, не сомневаясь в правильности своих действий. Ему около 60, но выглядит он как инвалид, перенесший инсульт — волочит ноги, руки его трясутся… Врачи говорят, алкоголь повредит периферические нервы… Можно ли вернуть такого человека к жизни в обществе?
Трудно делать прогнозы. «Больной сейчас находится в стабильном состоянии, — говорит Владимир Петров. — Он сам встает, выполняет определенные действия, но ему пока нужен постоянный уход».
Валентина Николаева считает, что за ее мужем плохо ухаживают, и хочет забрать его домой. Она уже простила ему сломанную руку и не считает его опасным. В КБ №8 к ней относятся с сочувствием: у человека трагедия, и ее беду можно понять. Только выписать недолечившегося человека, у которого был психоз, нельзя. Медики обязаны исполнять судебное решение.
«В городе нет антикризисного центра, куда могли бы обратиться женщины в подобной ситуации, — говорит Владимир Петров, — где они могли бы получить квалифицированную помощь специалистов, и просто человеческую поддержку».

Должно пройти время
Однако, есть надежда, что ситуация в целом тем не менее улучшится.
Наталья Туголукова вспоминает, в какой ужас ее, специалиста, в свое время приводила реклама «Красивые идут за «Клинским». «Сейчас тридцатилетние — тогдашние красивые, — говорит Наталья Ивановна, — лежат у нас с психозами. Недавно приво­зили такого — употреблял по 3-4 литра пива в день. Разницы, крепкий алкогольный напиток или слабый, нет — алкоголизм развивается и на пиве».
Сейчас ситуация поменялась. «На что я стала обращать внимание? — продолжает Наталья Туголукова. — Заходишь в социальные сети и в графе «Отношение к алкоголю» видишь: «Категорически не приемлю». Главное, что молодежь перестала стесняться говорить о том, что не приемлет алкоголь. Вечером иду домой на Энгельса, вижу — подростки играют в хоккей, катаются на коньках — нет пьяных, нет мата. Мне такие вещи бросаются в глаза».
«Это результат государственного отношения к проблеме, — высказывает свое мнение Владимир Петров. — Запрещена реклама спиртного, введен запрет на его продажу возле школ, институтов и общежитий и на продажу в ночное время. Но времени с осознания проблемы на государственном уровне еще прошло очень мало. Тем не менее, это правильный путь и результат мы обязательно увидим».

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены