89-летнему обнинскому старику нужна помощь — кто может ее оказать? 

Автор: 24 ноября 2016 710
Одинокий — не значит, что нет родственников Одинокий — не значит, что нет родственников

Соседи бьют тревогу
В редакцию обратились жители дома №12 по ул.Курчатова и рассказали о своем пожилом соседе, который живет совсем один и в крайне плохих условиях.


Узнали они о нем случайно. С потолка потекла вода, они пошли ругаться к соседям, но оказалось, что «права качать» не перед кем — в квартире живет ветеран войны. «Он, оказывается, скрутил сифон под раковиной, поэтому вода текла прямо на пол, — рассказывает его соседка снизу Светлана Владимировна. — Я заплатила сантехникам, чтобы они починили слив на кухне и проверили его ванную. Квартира у него в ужасном состоянии — розетки вырваны, вместо дверей — занавески. Холодильника нет, стол перевернут… Нужно было протокол составить о том, что он залил квартиру, но мне эта бумага не нужна. Я хочу, чтобы пожилой человек получал нормальный уход, который положен ему по всем статьям».
Нельзя сбрасывать со счетов и вопрос безопасности. Сейчас много говорят о страшных авариях, связанных с бытовым газом. В доме №12 по улице Курчатова — газовые колонки. Соседи по подъезду рассказывают, что старик один раз уже чуть было не устроил пожар. Где гарантии, что он не откроет газ и забудет об этом?

Один путь — в дом престарелых?
Есть и чисто человеческий аспект. Одинокий на первый взгляд старик далеко не одинок. В Мурманске у него сын. Недалеко от Обнинска, в Барсуках, живет дочь. Внучка и внук в Обнинске… А батон хлеба деду купить некому.
Как нам рассказала дочь старика Ирина Владимировна, пожилого человека родственники уже устраивали в интернат в Тарусу: «Ему сказали, что он едет в санаторий, он и обрадовался. А через две недели разобрался, что это дом престарелых, и начал звонить, плакать, просить, чтобы я его забрала». Она увезла его к себе в деревню. А тот пожил у дочери немного, да и сбежал обратно в свою квартиру в Обнинске.
Сын нанял ему женщину, которая помогала бы по хозяйству, она, кстати, и открывала своим ключом дверь, когда случилась авария с водой. Но, очевидно, нужен кто-то более заинтересованный в комфорте старика.
Дочь свою позицию обозначила сразу. Нам пояснила, что с отцом жить невозможно из-за его дурного характера и психических отклонений. А специалист из социальных служб рассказала, как женщина швырнула ей ключи от квартиры, заявив, что ее ноги здесь больше не будет, и отказалась даже в магазин сходить отцу за продуктами.
Это называется «семейный конфликт». Но одно дело, когда ссорятся муж с женой, а с другой — когда взрослые дети предъявляют претензии к старику.

Участковый в курсе
«Этот человек совершенно адекватный, — говорит участковый уполномоченный Евгений Копосов. — Он ясно отвечает на вопросы, четко высказывает свои пожелания. На вопрос, нужна ли ему помощь, ответил, что единственное, чего бы он хотел — осмотра у терапевта. Потому что у него прибаливают ноги, и тяжело идти в больницу. Он дееспособный и имеет такие же права, как и другие жители города. Никаких правонарушений человек не совершал, и никаких превентивных мер применить к нему мы не имеем права».
В Центре социального обеспечения ситуацию считают крайне тяжелой. Надлежащего ухода старик не получает. Жить одному в таком возрасте сложно, а дети обеспечить уход не хотят: «Лучшим выходом было бы устроить старика в интернат, где он был бы под постоянным присмотром, и ему могли оказать медицинскую помощь. Но после того, как дочь его оттуда забрала, вряд ли получится снова достать путевку. К тому же и сам он ехать в интернат не хочет, а заставить его никто не может».

Чем дело кончится
Мы задали вопрос дочери, как она видит развитие ситуации дальше? Если она считает, что ее отец психически нездоров, может быть, следует провести экспертизу и определить, так ли это на самом деле? Заниматься этим вопросом Ирина Владимировна отказалась: ей неудобно добираться до города, чтобы заняться этой проблемой.
Сотрудники социальных структур говорят, что следовало бы привлечь детей к ответственности по соответствующей статье — по закону выросшие дети обязаны заботиться о своих престарелых родителях. Но для этого требуется, чтобы старик сам пожаловался на детей, а он не хочет.
Так как решится вопрос? «Мы обратились в КБ №8 с просьбой, чтобы старика на дому осмотрел терапевт, и принял решение по состоянию его здоровья, — говорит ведущий специалист органов опеки Ольга Хоронжук. — Если окажется, что ему нужна какая-либо дальнейшая медицинская помощь, она будет оказана. А с его семьей будем работать — брошенным старик не будет».
В связи с этой историей снова вспоминается неосуществленное намерение создать на базе бывшего санатория «Здоровье» геронтологический центр. Будь у нас в городе подобная структура, вопросы, связанные с возрастными проблемами, решались бы гораздо мягче. А соседям бы жилось куда спокойнее.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены