Обнинское управление соцзащиты лишило детей пособий

Автор: 06 апреля 2017 798
Кизил Рахманова с дочерью Кизил Рахманова с дочерью

Их матери  надо постоянно доказывать, что семья живет в Обнинске

Гражданке России от рождения Кизил Рахмановой 26 лет. По национальности — лезгинка, в Обнинск приехала из Дагестана. Годами она вынуждена обивать пороги судов, чтобы добиться положенных ей пособий на детей.

Здесь не стреляют
Она вышла замуж в 2012 году в Махачкале, и почти сразу же молодая семья покинула историческую родину, перебравшись в Обнинск с надеждой остаться здесь навсегда. «Тут люди приветливые, добрые, всегда помогут, — объясняет переезд старший родственник Рахмановой. — На улице обратишься к человеку с вопросом, обязательно ответят. На меня никто ни разу косо не посмотрел. Здесь чистый воздух, хорошая вода. Есть работа. А в Махачкале опасно. Однажды ехал там в маршрутке, а на улице началась перестрелка. Всем в салоне пришлось лечь на пол, чтобы не убили».

Регистрация — наше все
Коренным жителям сложно понять проблемы приезжих. Им, если нет денег на покупку жилья, приходится снимать квартиру. В ней по закону положено зарегистрироваться. Однако хозяева, как правило, отказывают в прописке, даже во временной. Отсюда возникают серьезные проблемы. Одна из них — невозможно получить пособия на детей.
Между тем в законе Калужской области о детских пособиях нет ни слова о том, что регистрация обязательна, такого термина в тексте вообще нет. Написано о том, что пособия положены тем, кто «постоянно проживает на территории области». А это большая разница. Если же откроем Конституцию, которая стоит над всеми законами, прочтем: «Регистрация или отсутствие таковой не может служить основанием ограничения или реализации прав и свобод граждан».
Однако Конституция — одно, а обнинское управление социальной защиты — другое. Там вопрос решается просто: нет регистрации — нет пособий. И точка.

С квартиры на квартиру
Семье Рахмановых пришлось за эти годы помыкаться. Они живут уже в третьей съемной квартире. Из первой пришлось съехать, потому что не хватало денег на аренду. Вторую покинули, потому что хозяйка наотрез отказывалась регистрировать квартирантов. Когда ту вызвали в прокуратуру и пригрозили штрафом, она потребовала освободить жилплощадь. С третьей квартирой тоже не все ладно. Хоть и заключен договор об аренде, зарегистрироваться в ней невозможно — квартира в ипотеке.

Судебная практика
«Пока мы были зарегистрированы в «резиновой» квартире Татьяны Котляр, нам платили пособия, — рассказывает Кизил Рахманова. — А когда нас сняли с регистрационного учета, пособий лишили». Рахманова стала писать письма во все инстанции. Ей отвечали: «Устанавливайте факт проживания в Обнинске через суд». Делать нечего, пошла в суд. Тот 27 июня 2016 года «факт проживания» установил. И что же управление соцзащиты? Оно выплатило пособия — ровно по 27 июня. А дальше — нет. Почему? «Где проживает Рахманова с 28 июня прошлого года, не установлено», — объясняет свою позицию начальник управления Владимир Жарский.
Теперь что, Рахмановой надо постоянно ходить в суд и подтверждать, что она живет в Обнинске? «А как же! — настаивает Владимир Жарский. — Да, надо подтверждать! Все получатели пособий раз в год приносят нам справку о доходах и паспорт со штампом о регистрации». Но одно дело просто принести документы, совсем другое — трепать нервы в суде. Да и это полбеды. Теперь уже и суд, оказывается, не при делах.
На днях за Рахманову вступилась прокуратура, которая подала иск в суд, чтобы тот подтвердил, что Кизил живет в Обнинске. Однако суд решил «оставить иск без рассмотрения», потому что «факт проживания» уже был установлен в прошлом году. Нельзя установить то, что уже установлено. Такова логика судейских. Надо вновь установить то, что было установлено раньше. Такова логика управления соцзащиты. А человек затерт со своими бедами между этими жерновами.
Рахманова попыталась получить невыплаченные пособия через суд — ей отказали. Сейчас женщина намерена опротестовать это решение в вышестоящей инстанции.

Тупик
Решение проблемы сейчас в тупике, из которого выход пока не просматривается. По закону Рахмановой положены пособия на детей, а по подзаконным актам — нет. Возникла какая-то дикая ситуация: все ратуют на словах за поддержку молодых семей и повышение рождаемости. А на деле начальник управления соцзащиты Владимир Жарский упрямо стоит на своем: вынь и положь регистрацию. «Не надо думать, что мы какие-то монстры, которые не хотят войти в положение этой женщины, — говорит он. — Но мы обязаны поступать по закону». А закон у нас читают совсем не так, как нужно людям.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены