В Обнинске выгоняют на улицу инвалида

Автор: 22 сентября 2016 1202
«Как же так, доченька?» «Как же так, доченька?»

За бабушкой с инсультом ухаживает внук-инвалид. А родственники в это время пытаются выселить его из квартиры.

Жила-была в Обнинске семья — мама Надежда и папа Владимир. И родился у них ребенок Сема. С органическими поражениями мозга. Как в таких случаях, к сожалению, часто бывает, родители разошлись. Мама нашла нового мужчину, вышла замуж. Больной ребенок оказался никому не нужен.

Бабушка совершила чудо
Как рассказывает бабушка Семы со стороны отца Ирина Валентиновна (имена по понятным причинам изменены), бывало, придет она домой с работы — а мальчик спит на лестничной клетке, на коврике возле входной двери — сбежал из дома и пришел туда, где покормят. Женщина забрала к себе мальчика, стала его сама воспитывать, оформила опекунство. С шести лет ребенок жил в ее квартире на Аксенова постоянно.
Бабушка в лепешку разбилась, чтобы нивелировать последствия его заболевания. Психиатр Парфентьева, наблюдающий ребенка с детства, называет это чудом реабилитации: мальчик стал нормально двигаться, говорить, закончил спецшколу и сейчас, уже будучи взрослым, ничем не отличается от других молодых мужчин, только что своим прописанным в медицинской книжке диагнозом и пожизненной инвалидностью.

Сила бумаги
В квартире Ирины Валентиновны прописана ее дочь Ольга, тетя Семы. Но она давным-давно вышла замуж и уехала в Москву.
И отношения между Семиной бабушкой и ее дочерью до поры до времени были прекрасными. Ольга говорила, мол, если что случится, всегда поможет и матери, и племяннику. Убеждала мать, что и после ее смерти будет для Семы опорой и поддержкой. И Ирина Валентиновна вместе с Семой отказались от права приватизации: добрая и надежная Ольга стала единоличной собственницей жилья.
И все было тихо и мирно. До конца прошлого года, когда тетя Оля вдруг потребовала, чтобы Сема покинул квартиру и убрался к своей матери, по месту регистрации. Мол, теперь ее собственному сыну нужна квартира в Москве, поэтому двушку на Аксенова она намерена продать.
Ирина Валентиновна пришла в ужас. Для Семы материна семья — совершенно чужая. Для него настоящей мамой была она… Да и в той трешке, куда выгоняют Сему, повернуться негде — там живут семеро человек, фактически, три семьи.

Куда деваться?
Ирина Валентиновна раскаивается до сих пор, что поверила дочери и сделала ее собственницей жилья. Она никогда бы не отказалась от участия в приватизации, если бы знала, что Ольга будет гнать на улицу племянника-инвалида. И она пошла к юристам.
«Сейчас от имени Семы подан иск о возврате квартиры в муниципальную собственность и признании за ним права пользования этой квартирой, потому что он был туда вселен как член семьи нанимателя», — говорит представитель Ирины Валентиновны Олеся Антонова.
Ни Семин папа, вставший на сторону Ольги, ни сама Ольга в суд не являются, они наняли дорогого адвоката, и действуют через него, нервы себе не треплют.
А бабушка Семы так разнервничалась, что у нее случился инсульт.

Не нужны никому
Госпитализировать бабушку Семе помогали посторонние люди. Ни дочери, ни сына рядом не было. Не появились они и позже — забирал из больницы Ирину Валентиновну тоже внук. Сейчас ей после инсульта нужен постоянный уход, нужны лекарства — за ней ухаживает внук Сема, сам инвалид. Сын Ирины Валентиновны в это время продолжает жить за городом, а дочь в Москве.
Обратившиеся в редакцию люди рассказывают: «Невыносимо жалко видеть, как постинсультная больная плачет, причитает о своем внуке, а тот ее успокаивает. Он очень добрый, хороший… Но хочется сказать — мальчик, потому что взрослым его назвать язык не поворачивается. Разлучить их — значит окончательно сломать им жизнь».
Редакция это дело будет держать на контроле. И непременно расскажет читателям о том, как закончится эта история, история бабушки и внука — двух никому не нужных людей, жизнь которых ничего не значит в сравнении с «двушками» и «трёшками»

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены