Женщина-инвалид, живущая в Малоярославце в доме под снос, боится так и умереть в бараке

Автор: 10 ноября 2016 1067
Женщина-инвалид, живущая в Малоярославце в доме под снос, боится так и умереть в бараке

В редакцию обратились жители Малоярославца с просьбой, чтобы мы приехали и посмотрели, в каких условиях живет одинокая пожилая женщина-инвалид. То, что мы увидели, не может оставить равнодушным ни одного нормального человека.

 

Заходите, не бойтесь
Дом № 13 по улице Кутузова находится прямо напротив районного суда. И поражает взгляд свой «живописностью»: деревянное разваливающееся здание с крыльцом, на которое и наступить-то страшно. «Заходите, не бойтесь», — Валентина Ивановна Мазур с трудом вышла встретить гостей. Внутри барака несколько комнат. Та, где прозябает пенсионерка, — первая.
Комнатка маленькая, заставленная разномастной мебелью. На кровати — ворох одеял: ночью отключили электричество, было так холодно, что женщина не могла спать. Выйти отрегулировать АГВ она не может, да и соседей побаивается. «Я и готовить не могу, сил нет, — делится Валентина Ивановна, — ем всухомятку. Яйцо варю в кружке». С коммуникациями в бараке плохо — удобства, как говорится, на улице. Дойти туда старушка не может никаким образом, даже в теплое время года, что уж говорить о зиме, когда снега по колено. Вопрос решается посредством ведра, чтобы его вынести, она приплачивает соседке. В бараке Валентина Ивановна живет 26 лет. В 2009 году его признали аварийным.

«На тебе, Боже, что нам негоже»
Пока мы беседовали с Валентиной Ивановной, в комнатку вошла женщина средних лет. Она представилась: «Вера Костырина, соцработник. О Валентине Ивановне забочусь уже пять лет».
Вера Николаевна рассказала, что несколько лет назад лично собрала и отнесла в администрацию города все документы бабушки. «Сначала ей предлагали какие-то странные варианты — помещение в пионерлагере, потом — в общежитии. Только какой смысл пожилого человека тащить в условия, которые мало чем отличаются от барачных? Вроде бы обещали квартиру в строящемся доме по программе расселения ветхого жилья. Но дом построили, а документы ее… вернули. Этим летом из мэрии пришло письмо, что до конца года барак расселят. Но что-то не верится».
Бабушку Вера Николаевна жалеет: «Соседи у нее — не приведи Бог. Бывшие зэки, алкоголики…»

Ваше дело двенадцатое
Люди усмехаются, рассказывая, что перед грандиозной реконструкцией битвы при Малоярославце в этом году барак привели в порядок: разноцветные тряпки, которыми были завешены дыры в доме, поснимали, заделав щели и проемы целлофановой пленкой. Народ-то как раз по Кутузова будет двигаться на Иванов Луг, где показывают представление. А пленка не так в глаза бросается…
Мы позвонили в администрацию Малоярославца. Глава горадминистрации Григорий Харлампов подтвердил, что дом №13 по ул. Кутузова входит в программу по расселению ветхого жилья. Но до нового года, как он обещал в письме к Валентине Мазур, это сделать не получится, потому что сдача дома задерживается. «Предположительно, дом сдадут в апреле 2017 года, — говорит Григорий Борисович. Начальник отдела организационно-контрольной работы Ирина Рылова сообщила, что люди могут не беспокоиться: не только Валентина Ивановна, но и все жильцы барака получат новое жилье: «Я сейчас их всех вызываю в администрацию, чтобы собрать предварительные заявления».
Но Валентина Ивановна не верит, ведь ее документы уже один раз «завернули», а написать новое заявление на момент подписания номера в печать так и не вызвали: «Я, наверное, до новой квартиры не доживу…» И, учитывая условия, в которых находится инвалид-астматик, эти слова похожи не на фигуру речи. В них — реальное опасение старушки не пережить зиму в тех нечеловеческих условиях, в которых она сейчас находится.
Майя ГОНЧАРОВА

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены